Интервью с владелицей йога-студии в Туле: «Делать всё честно: и по бумагам, и как человек» | Модульбанк—Дело
Получать почтой Подписаться

«Делать всё честно: и по бумагам, и как человек»

Татьяна Попова руководит несколькими студиями, в которых люди занимаются йогой, пилатесом, критическим выравниванием. Двадцать лет назад Татьяна начинала с хобби и долго шла к своему бизнесу. Одно время ее обвиняли в создании секты, а теперь она делает социальные проекты с администрацией города. Татьяна рассказала, как открыть йога-студию в провинции.

90-е и йога Бизнес на птичьих правах Аренда, обустройство студии Отзыв на Сектеинфо Социальные проекты Проверки бизнеса и нормы Ответственность перед клиентами Работа с преподавателями

Татьяна Попова — владелица первой и самой большой йога-студии в Туле. В студии несколько направлений: пилатес, бодироллинг, критическое выравнивание, разные виды йоги.

В интервью Татьяна рассказывает, как строила бизнес. За двадцать лет случалось всякое: Татьяна снимала помещение в еврейском центре, находила отзывы о своей компании на «Сектеинфо» и запускала социальные проекты с администрацией города.


90-е и йога

Татьяна, сколько себя помню, вы всегда делали групповые занятия йогой. Как это началось?

История с йогой началась около двадцати лет назад. Это было время, когда все думали, как выжить и где заработать. Многие работали на рынке, покупали и перепродавали. Мы с мужем тоже через это прошли. Одно время я работала продавцом в палатке, ксерокопировала людям документы за деньги и держала магазин электрики.

Потом случился «Черный вторник». У меня он совпал с рождением ребенка. Когда я ложилась в роддом, хлеб стоил шесть рублей, на следующий день — восемнадцать. Меня охватила тревога. Цены взлетели, а надо было жить дальше. Была неопределенность, работы у меня не было, а с младенцем на руках никуда не устроишься. Чтобы нас обеспечить, муж уехал в длительную командировку.

От стресса чувствовала себя плохо, но нельзя было расклеиваться. Я искала, что мне поможет выстоять. Однажды купила в киоске журнал, и там была статья о йоге.

Когда ложилась в роддом, хлеб стоил шесть рублей, на следующий день — восемнадцать

В юности я увлекалась спортом, даже в цирке работала. Но было ощущение, что спорта слишком много. Я не любила активный фитнес, все эти степы, слайды, кроссфит. Да и после родов особо не подвигаешься. Что-то пробовала и быстро бросала, а йога меня увлекла. Я стала заниматься сама.

В модном по тем временам журнале «Шейп» объявили конкурс «Секрет моего успеха». К тому времени я давно самостоятельно занималась йогой, и мне это нравилось. Я прочитала, что главный приз — поездка в Индию, и решила поучаствовать, хотя и не верила в победу.

Нужно было написать эссе и рассказать, как я изменила свою жизнь к лучшему. У меня филологическое образование. Видимо, не растеряла навыки, написала с вдохновением и выиграла конкурс.

В Индии йога для людей — увлечение, чтобы поддерживать тело в хорошем состоянии, или они начинают утро с йоги и делают упражнения во время обеденного перерыва?

По-разному. Кто-то практикует постоянно, но в больших городах люди больше похожи на нас. Некоторые занимаются йогой, как физкультурой, время от времени, а некоторые не занимаются вообще.

Из поездки я поняла, что на Западе и в Индии разное отношение к йоге. В Индии йога — часть культуры и истории, образ жизни. Они не зацикливаются на сложных асанах и считают, что для здоровья достаточно практиковать несложные асаны, но каждый день.

Асаны и развитие тела в Индии — одна из ступеней развития, но на Западе уделяют внимание в основном ей. В этом большое отличие западного и восточного подхода к йоге. На Западе считают, что стоит завернуться в узел и ты настоящий йог. Конечно, так не везде, но тенденция такая.

Татьяна на обучении у йога в Индии

В йоге нет цели выполнить что-то сложное, достичь моментального результата. Ты постепенно развиваешь свое тело. В фитнесе важно поскорее накачать бедра или уменьшить талию, а в йоге ценят медленное развитие. От гонки за результатом можно серьезно пострадать. Когда торопишься, совершаешь ошибки, а для тела это заканчивается травмами.

Помню, я занималась на семинаре, в помещении было прохладно. Я поторопилась и сделала сложную асану без разогрева и повредила связки. Я восстанавливалась полгода. Это был урок, что не надо торопиться во вред себе.


Бизнес на птичьих правах

После поездки ты сразу пошла преподавать йогу?

Нет, сначала я прошла курсы по преподаванию. Мало самому научиться выполнять асаны. Нужно уметь построить урок, работать с людьми разного уровня и возраста. Бывает, у человека что-то не получается, он расстраивается, хочет уйти, потому что привык везде быть первым. Преподаватель должен помочь ему увидеть прогресс, поверить в себя.

Я отучилась на курсах инструкторов по йоге Андрея Лаппы и стала сертифицированным инструктором по универсальной йоге и представителем универсальной йоги в СНГ. После этого изучала и продолжаю изучать разные методики йоги, например, йогу для беременных и йогу с маленькими детьми. Йоге для беременных училась у создателя английской школы — Франсуазы Фридман.

Йога для Татьяны — не просто работа. Как только у нее выдается время, она занимается практикой для себя, совершенствует асаны. Вот эта фотография — из Норвегии

На фитнес-курсах я тоже училась. Но мне это так и не понравилось. Люди идут в спортзал, чтобы чувствовать себя здоровыми или похудеть, а в итоге многие занимаются без тренера, зарабатывают грыжи, получают травмы коленей и плечевого пояса.


Вы совмещали занятия и основную работу?

Поначалу — да, потом перестало получаться. Я преподавала йогу в разных местах, но денег это приносило мало. Муж и родные относились к моим поискам скептично, хотя и поддерживали. Муж говорил: «Если тебе от этого хорошо, делай». Родные говорили, что хорошо, когда есть увлечение.

О своем деле я тогда не думала, не те времена были. Казалось, что бизнес — это что-то опасное, сложное.

Я работала инструктором по йоге в фитнес-центре при университете. Сначала на занятия приходило два человека, но группа быстро росла. Люди рассказывали друзьям и родным, и через год у меня занималось уже пятьдесят человек. Я помню всех учеников, а многие до сих пор ходят ко мне на занятия.



При университете был ваш фитнес-клуб?

Нет, я работала инструктором. Потом мне разрешили снять там помещение, но я всё равно была на птичьих правах. Это была странная ситуация. Я вроде бы работала, но не могла повесить свою вывеску. Платила аренду, вела занятия, но по бумагам это моим не было.

Группа росла, поэтому я нашла преподавателей. Мы вели несколько параллельных групп. В один момент владелец помещения сказал, что расторгает со мной договор и я больше не нужна.

Йога в помещении при университете

Я осталась ни с чем. Фитнес-клуб продолжил работать, все мои клиенты знали его и остались там. Несколько дней я ходила в прострации. Для меня это был сигнал, что пора открывать свою студию. Сейчас оглядываюсь назад и рада, что так всё случилось. Хотя тогда было тяжело.

Пока работала инструктором, накопила немного денег. Я рассчитала, что на первое время хватит, а там — посмотрим. У меня уже было ИП, еще из 90-х. Я оформила ОКВЭД на физкультурно-оздоровительную деятельность, сняла помещение и обзвонила клиентов. Из фитнес-клуба я ушла в июле, а в сентябре вела занятия на новом месте.


Вы спокойно работали при унверситете, больших сбережений не было. Вдруг вы остаетесь без работы и понимаете, что нужно открывать свой бизнес. Что вы чувствовали?

Если бы у меня не было репутации, было бы страшно. Но я была сертифицированным инструктором, у меня были клиенты.

Это сейчас в Туле несколько йога-студий, а девять лет назад такой конкуренции не было. Тогда у меня одной была официальная компания, с вывеской. Остальные йоги занимались маленькими группами у себя дома или неофициально снимали подвальчик и там вели занятия. Это неплохо, но мне хотелось работать в открытую, пропагандировать свои занятия.

Я могла бы вести индивидуальные занятия или собирать маленькие группы неофициально, на жизнь бы хватило. Но я всегда мечтала о большом центре, который объединяет много оздоровительных методик. Мне хотелось, чтобы человек любого пола, возраста и физической подготовки мог найти такую практику, которая поможет ему чувствовать себя лучше. Поэтому вариант работы на десяти квадратных метрах меня не устраивал. И я не хотела трястись из-за того, что любой новый клиент мог быть проверяющим из налоговой.

Не хотела трястись, что каждый новый ученик — проверяющий из налоговой

Я быстро вошла во вкус с бизнесом. Результат в большей степени зависит от меня: сработала хорошо — я молодец, сработала плохо — сама разруливаю. Когда работаешь в компании, все иначе: компании достаются лавры, а все ошибки — лично тебе. Мне это не нравится.


Аренда, обустройство студии

У вас сейчас три центра в Туле. Расскажите, как вы нашли первое помещение?

Мне нужно было найти помещение недалеко от фитнес-центра в университете. Клиенты не поехали бы на другой конец города.

Помещение в центре я не тянула, оно стоит от тысячи рублей за квадратный метр. А мне нужно не меньше пятидесяти квадратных метров.

Знакомая, которая ходила ко мне на занятия, сказала, что пустует помещение в еврейском центре. Она дала контакт владельца, так я познакомилась с Фаиной Петровной.

В этом помещении до меня не было ни одного арендатора. Видимо, не сходились характерами. Не знаю как, но я понравилась Фаине Петровне, она в меня поверила. Там я снимала помещение девять лет, и там появилось название компании «Центр ментального фитнеса».

Первое помещение в еврейском центре было не самым хорошим: цокольный этаж, маленькие окошки и раздевалка, неудобный вход, отсутствие душа, гремящие полы. Администратор сидела в коридоре. На здание нельзя было повесить вывеску. Но у этого помещения было много плюсов: близко от остановки и прежней студии в университете, официальный договор аренды, замечательные люди в руководстве.

Занятие в еврейском центре

Когда открылись в еврейском центре, я работала за администратора, инструктора, уборщицу, сама давала рекламу. В первый день ко мне пришли человек тридцать, а зал был рассчитан на двадцать. Люди просто не вмещались. Я не знала, как всех вместить, но радовалась, что они пришли.

Через год я договорилась на расширение. Мы переехали на третий этаж, у нас стало двести квадратных метров, появился душ, раздевалки, большой и малый зал, кабинет администраторов.

Студия росла, пришлось снимать дополнительные помещения, но это не всегда проходило гладко. Например, для новых направлений сняли помещение в бассейне, сделали ремонт, но через два года пришлось оттуда уехать. Проверка санэпидемстанции выявила, что помещение соответствует не всем нормам для физкультурных занятий. Получается, деньги на ремонт потратили зря.

Сейчас у меня одна большая студия в центре города, еще одна в лофте «Ликерка» и две маленькие группы в спальном районе Заречье.

Занятие йогой в воздухе в новой студии пилатеса

Какое должно быть помещение для йога-зала, что влияет?

Факторов много. Желательно, чтобы студия располагалась в центре города, рядом была остановка и парковка. Люди чаще всего работают в центре и приходят после работы заниматься.

Помещение должно быть светлым. Лучше выбирать первый или второй этаж. Наша главная студия находится на четвертом этаже, но это риск. Поэтому для беременных женщин и женщин с детьми я сняла помещение в лофте «Ликерка» на первом этаже. Они не пойдут с коляской на четвертый этаж.


Отзыв на Сектеинфо

Кажется, в те времена, когда вы начинали, йогу считали чуть ли ни сектой. Это так?

Да, при слове «йога» возникал образ полуголого мужика в набедренной повязке на углях или гвоздях. С обычным человеком это никак не ассоциировалось.

За двенадцать лет работы ситуация изменилась, но до сих пор некоторые считают, что йога — это секта. Мне писали письма, что я открыла секту и завлекаю людей. Я ответила, сначала надо познакомиться со мной и моей работой, а потом уже писать обо мне. Можно прийти на занятия. Если я делаю что-то незаконное, напишите на меня заявление в прокуратуру. Я работаю официально, плачу налоги. У меня официальные договоры со всеми. Перед государством я чиста.

Если я делаю что-то незаконное, напишите на меня заявление в прокуратуру

Один человек написал, что я проповедую оккультные практики и участвую в йога-шабашах вроде «Йогодара» или «Всемирного дня йоги». Я отвечала, что йога — не шабаш, она признана ЮНЕСКО культурным наследием. На занятиях мы занимаемся телом, а не религией. Он писал, что йога не может быть просто гимнастикой, в ее основе — религиозное учение. А если христианин занимается йогой, он отступает от своей религии.

Я писала о том, что у любой секты есть религиозные подтекст, но мы не религиозная организация. Мы занимаемся на занятиях телом, а не молимся. Эту переписку выложили на «Сектеинфо».

Я не призываю ни к какой религии, не считаю себя доктором. На занятиях мы занимаемся своим телом, а не молимся и не совершаем обряды. Большой плюс, что я всё делаю открыто и честно, поэтому меня не в чем обвинить.

На занятиях ученики занимаются своим телом, а не молятся

Тула — маленький город, в нем еще сильны предрассудки. Отзыв на Сектеинфо иногда настораживает новых клиентов. Но потом они узнают обо мне через знакомых и всё равно приходят на занятия. Некоторые из моих учеников пришли после этого отзыва и занимаются до сих пор.


Социальные проекты

Расскажите о социальных проектах. Я общалась с людьми, которые пробовали запустить свои социальные проекты в Туле. Они говорят, что сложно даже просто связаться с администрацией, а проект будут утверждать годами. Как получилось у вас?

Сотрудничество началось с проекта «Йога в парке» — это утренние бесплатные занятия в Центральном парке. У города есть определенный бюджет на финансирование социальных проектов. Если бюджет ограничен, то проект могут утверждать долго или не утвердить вовсе. Я думала, что могу сделать сама для популяризации здорового образа жизни, без больших вложений.

За границей и в Москве уже вовсю развивался проект «Йога в парках». Для этого проекта не нужно ничего, кроме энтузиазма преподавателя, который будет бесплатно вести занятия в парке. Энтузиазма у меня много. Оставалось только получить разрешение у руководства парка занятия. Мы связались с руководством парка, встретились, рассказали о своем проекте, и они согласились. Летом 2018-го будет шестой сезон проекта «Лето в парках».

Говорят, что нужно оформить кипу бумаг, чтобы утвердили проект. У нас было не так. Мы написали заявление, они его одобрили — и всё. Нам не разрешили только провести «Йога-дар» в парке из-за отзыва на Сектеинфо. Сказали, что могут прийти люди с плакатами и создать прецедент. А парку негативная шумиха не нужна.

Кажется, люди пришли поспать в парке перед работой. На самом деле это шавасана —заключительный этап любого занятия по йоге. После тяжелых упражнений нужно расслабить мышцы

Кроме йоги мы открыли занятия по скандинавской ходьбе и попутно развиваем другие проекты. К 9 Мая готовим маршрут по дорогам Победы. Главное — всё согласовывать с администрацией. Тогда обо всё можно договорится. Например, парк помогает нам с информационной поддержкой.

Сложно договориться с администрацией, если не идешь легальным путем. Так делают: приходят в парк, без согласия организовывают мероприятия, а потом удивляются, почему их выгоняют. Да, парк — общее место, но там есть люди, которые отвечают за безопасность и благоустройство. Я делала напрямую, никаких взяток не давала, всё было честно. Наш проект понравился, теперь каждое утро три летних месяца мы проводим йогу в парке.

Надо идти и договариваться, не пытаться сделать в обход

Надо идти и договариваться, не пытаться сделать в обход. Возможно, всё зависит от проекта. Наш понравился, поэтому было легко — может, с другими бывают трудности.


Зачем вы делаете социальные проекты?

Я хочу, чтобы люди осознанно подходили к телу. Жаль, что многие гонятся за идеальной фигурой, а о здоровье забывают. Приходит девушка в спортзал, начинает качаться, отказывается от еды, чтобы похудеть. Кубики на прессе появляются, а здоровье рассыпается.

Я считаю, что здоровье должно идти изнутри. Например, чтобы получить красивый пресс, сначала надо отстроить правильное положение таза. Если таз завален вперед, физиологически красивого пресса не будет. Поэтому я учу людей осознанно подходить к своему телу, а не гнаться за упругими бедрами или худобой.

Мы все разные, с разными анатомическими и физиологическими данными. Один метод не может подходить для всех. Только через осознанный подход можно стать здоровым. Я всегда вспоминаю фразу Джозефа Пилатеса, что здоровье — первая составляющая счастья.

Я не навязываю свою школу и методику, не делаю агрессивную рекламу, не кричу со всех углов: «Идите только ко мне». Я призываю к тому, чтобы каждый человек взял на себя ответственность за свое здоровье. А йога в парке — это способ показать методы заботы о здоровье.

Я верю в теорию маленьких дел: в жизни, в здоровье, в отношении к себе. Я развиваю социальные проекты, показываю людям, как быть здоровым, и всё больше людей присоединяются, поддерживают мою философию. И так во всём.

Недавно я узнала о раздельном сборе мусора. Мне говорили, что это ерунда, всё равно мусор сбросят в один контейнер. Клиенты и инструкторы собрали пластиковые крышечки, сдали их на переработку. Так мы поучаствовали в социальном проекте. Крышечки собирали со всего города, а потом купили четыре коляски для детей-инвалидов.

Татьяна и ученики собирали пластиковые крышки, чтобы сдать их на переработку и купить инвалидные коляски для детей

Моя философия — делать всё максимально честно: и по бумагам, и как человек.

Почему назвали компанию «Центр ментального фитнеса»?

Ментальный фитнес — это осознанный подход к своему телу. В центре много направлений. Я люблю и практикую йогу, но кроме йоги есть пилатес, критическое выравнивание, бодироллинг. У нас пятьдесят направлений, каждому подходит свое.

Да даже йога. Обычно представляют практику с долгим стоянием в асане. Такая йога у меня в центре тоже есть, это хатха-йога или йога Айенгара. Но мне она не подходит, она медленная, а мне нужно что-то более динамичное. Поэтому я преподаю универсальную йогу. Если кратко, универсальная йога — динамичная практика, которая основа на виньясах. Виньяса — комплекс асан, которые объединены с дыхательными упражнениями.

У нас есть йога в воздухе, йога-курунта, йога-нидра для расслабления, усложненные практики, когда люди уже знают базу и учатся балансировать, стоять на руках, делать сложные упражнения. Например, на йогу в воздухе у нас постоянная очередь.

На фотографии Татьяна занимается йогой-курунтой

Критическое выравнивание и бодироллинг — специфичные направления. В Туле мы единственная студия, которая проводит такие занятия.

Бодироллинг похож на самомассаж. Ученики с помощью мячиков разного диаметра прорабатывают травмированные зоны тела: старые переломы или разрывы связок. Критическое выравнивание — упражнения, чтобы выправить осанку.


Проверки бизнеса и нормы

Говорят, что открыть магазин или студию — трудно. Начинают ходить пожарные и трудовые инспекции. Как у тебя это было?

Я занимаюсь физкультурно-оздоровительной деятельностью, для нее пока не нужна лицензия. Поэтому требования санитарно-эпидемического надзора и Роскомнадзора несложные. Мы должны следовать Санпинам для фитнес-клубов: есть нормы по освещению, вентиляции, температуре.

Раз в три года нас проверяют, уже было две проверки. Выявили небольшие нарушения, но мы их сразу исправили.

У меня в штате есть сотрудники, поэтому я обязана проходить курсы по охране труда и пожарной безопасности, вести журналы по этим темам, проводить инструктаж. Весь персонал раз в год проходит медосмотр.

В еврейском центре было всё оборудование для пожарной безопасности, я ничего не делала. Когда переехали сюда, пришлось делать самим. Я провела пожарную сигнализацию, купила пульты, всё это обошлось примерно в 150 000 рублей.


Какие есть расходы, кроме аренды?

Нужно купить оборудование. Что-то приходится покупать фирменное, а на чем-то можно сэкономить. Например, кубики для йоги можно купить в магазине, они будут стоить шестьсот рублей. Я заказала такие же в столярной мастерской, получилось дешевле.


Стулья для йоги, арки для прогибов, мешки с песком, веревки для йоги-курунты, мячи для бодироллинга и гамаки для йоги в воздухе я покупаю у официальных поставщиков. Мячик стоит в районе трех тысяч рублей, арка для прогибов — от десяти тысяч рублей. Один тренажер для пилатеса стоит от десяти тысяч долларов. Постоянно появляются новые направления, покупаю новое оборудование.

10 000 $

стоит тренажер для пилатеса

Я веду универсальную йогу и могу провести занятие без оборудования. Но для новичков оборудование облегчает работу: подложить одеяло под чувствительный локоть или помочь дотянуться до стоп с помощью ремня.


Ответственность перед клиентами

Ты работаешь со здоровьем людей. У кого-то может что-то защемить или заболеть, а ты будешь виновата. Как работаешь с этим?

Я сразу говорю людям, что я не врач, мы не лечим. Мы помогаем поддерживать себя в нормальной форме. Я учу людей сознательно подходить к здоровью.

Я сертифицированный тренер, постоянно обучаюсь новым методикам, совершенствую свои знания в анатомии, биомеханике, физиологии. Я знаю, как должны правильно работать суставы, что и как должно сгибаться, а что нет. Если вижу, что человек делает что-то вредное для тела, я подхожу и правлю.

У нас нет нагрузок с весами. Например, там мужчины часто повреждают себе поясницу, когда неправильно приседают с большим весом. У нас такого нет, мы работаем с собственным весом, навредить сложно.

Сейчас мы проводим в центре занятия по анатомии для всех желающих, чтобы люди сами понимали, как работает их тело. А то, выходит, на занятии я говорю: «В этом упражнении прижимайте поясницу к полу, это важно для безопасности. Если тяжело прижать, поднимайте ноги выше», — люди слышат, но не понимают, чем это вредно. На этих занятиях мы исследуем такие вещи.

Я постоянно обновляю свои знания, потому что появляются новые исследования и направления. В интернете за всем не уследишь, я езжу на курсы. Меня интересует всё, что связано с грамотным функционированием тела. Изучаю информацию о заболеваниях позвоночника и как их можно лечить с помощью движения.


Работа с преподавателями

Хорошо, ты — сертифицированный преподаватель. Но ты работаешь в центре не одна. Как нанимаешь преподавателей?

Чаще всего преподаватели вырастают из моих же учеников. Сначала им нравится йога, потом они глубоко изучают какую-то методику и начинают работать с группой.

У меня есть пример, когда девушка пришла ко мне после операции на спине. У нее была глубокая степень сколиоза, сделали операцию, вставили металлическую конструкцию. Обычно их называют спицами. Врачи сказали: «Бери инвалидность, лежи дома, тебе ничего нельзя». А ей 20 лет, хочется жить как все. Она пошла в спортзал, там ее не взяли — сказали, с таким заболеванием активность запрещена.

Она пришла ко мне, мы начали заниматься йогой и полностью восстановили ее активность. Я ей посоветовала пройти обучение. Она съездила в Индию в Институт йоги в Мумбаи и прошла там обучение. Вернулась, стала преподавать.


Ты брала человека со спицей в позвоночнике. Не было страшно, что ее парализует?

Прежде чем начать с ней практику, я глубоко изучала эту тему, чтобы не навредить.

Через какое-то время ей нужно было менять спицу в позвоночнике. Врачи относились скептически к ее рассказам о йоге. Она говорила врачам, что боится, что за время восстановления после новой операции потеряет форму. Врачи смеялись — какая там форма может быть. А после операции врач сказал: «Я сотни операций таких делал, а у тебя впервые в оперированном теле видел мышцы».

Когда моя ученица восстановилась после операции, она сделала перед врачами несколько асан. Все удивились.


Хороший преподаватель обязательно должен обучиться в Индии?

Не всегда. У нас есть хорошие школы в Москве. Бывают хорошие учителя без сертификатов. Но для меня важно, чтобы преподаватель отучился и получил сертификат, я работаю официально. Курс стоит от тридцати до ста тридцати тысяч рублей.

Занятие для преподавателей йоги

Сертификат об обучении закон пока не требует, но в 2018 году примут стандарты фитнеса, и всё может измениться. Даже если у преподавателя физкультурное образование, нужно будет получать дополнительное образование как инструктор по йоге или пилатесу. Я — за стандарты, потому что сейчас фитнесом занимаются все, кому не лень, и не думают, как это отражается на людях. Для нашей деятельности нет лицензий, поэтому кто угодно может работать инструктором и от незнания вредить людям.

Как проверяешь работу преподавателей?

При приеме на работу смотрю, что человек умеет, где учился. Хожу на их занятия, сама тренируюсь и наблюдаю за климатом в группе.

Я очень открытый человек, есть во всех социальных сетях, знаю клиентов по именам. Если что-то не так, люди мне сразу пишут, говорят о замечаниях. Я поддерживаю эти контакты, реагирую на критику и радуюсь положительным отзывам.

В работе с преподавателями мне всегда помогает мой опыт работы инструктором. Я знаю, как людям комфортно работать, как помочь им качественно проводить занятия. Поэтому в нашем центре я получаю зарплату последней. Хотя, может, с точки зрения предпринимателя это и не очень верно.


Какие еще ошибки как предприниматель на твой взгляд ты допускаешь?

Пока на мне завязаны все административные функции: договориться о мастер-классе известного йога, организовать поездку на йога-ретрит, сделать рекламу, оплатить аренду и решить вопросы с бухгалтерией. Я привязана к центру, редко могу куда-то уехать. Но сейчас уже стала об этом задумываться.



Еще интересно

1 ноября
Расходы для упрощенки 15 %
23 ноября
Кто ворует на работе