На сайт банка

Почти половину доходов Россия получает от нефти и газа. Но цены на них падают, и в среднесрочной перспективе вряд ли что-то изменится: на нефтяном рынке появляются технологии, которые позволяют меньше тратить и снижать себестоимость, плюс падает спрос на бензин из-за коронавируса и массового перехода на электромобили.

В ближайшее время нефть будет приносить все меньше денег, а значит, ее придется чем-то заменять или резко сокращать расходы. В статье вместе с экономистом разбираемся, что может заменить нефть и как в этом участвует бизнес.

Эксперт — Николай Кульбака, доцент института общественных наук РАНХиГС, кандидат экономических наук. Записалa Светлана Дучак, редактор.

Нефть и газ приносят 40% бюджета

Доходы федерального бюджета России состоят из двух крупных категорий: нефтегазовых и ненефтегазовых.

Доходы от нефти и газа

Налог на прибыль нефтегазовых компаний

Налог на добычу полезных ископаемых

Таможенные пошлины на нефть, газ и нефтепродукты

Остальные

НДС

Акцизы

Налог на прибыль

В среднем 40% доходов бюджета приносят нефть и газ — это статистика за период с 2006 по 2019 годы.

Максимальная доля нефтегазовых доходов — 51,28% — была в 2014 году, минимальная в 35,99% — в 2016 году. Поступления в бюджет на сайте Минфина

Можно увидеть, что доля доходов от нефти и газа меняется от 35,9% до 51,28%, но эти колебания появляются не потому, что какой-то другой сектор начинает приносить больше денег, а из-за цен на нефть: когда нефть дешевеет, ее доля в бюджете уменьшается, дорожает — доля увеличивается.

40% дохода — это признак того, что Россия зависит от нефти и газа. К такой зависимости приводят два фактора:

  • нефть и газ — это основные экспортные продукты;
  • цена на нефть до недавнего времени была довольно высокой.

Зависимость от нефти в правительстве России обсуждали уже в 2001 году. Тогда нефть приносила 30—40% бюджета:

Прошло 18 лет, и в 2019 году нефть и газ принесли 40,8% доходов, но сказать, что совсем ничего не изменилось за это время, нельзя. Случились две вещи: появился фонд национального благосостояния, и изменилась цена нефти.

Появился фонд национального благосостояния. Фонд формируется из нефтегазовых доходов: например деньги, с налогов на добычу полезных ископаемых не тратят на текущие нужды, а копят в фонде.

Деньги из фонда позволяют смягчать ситуацию в экономике и немного легче переживать кризис, но в большей степени власти берегут фонд для более тяжелого времени.

Нефть подорожала. В 2001 году нефть стоила от 17,5-32,2 $ за баррель, у власти было желание заниматься реформами и двигаться в противоположную от сырьевой экономики сторону.

Но затем цена на нефть стала расти: например, в 2014 году нефть стоила 85-115 $ за баррель, и власть потеряла интерес к реформам. И хотя в 2019 году цена нефти упала до 65-70 $ за баррель, она всё еще остается выше, чем в 2001 году.

Минфин планирует уменьшить долю нефти и газа

В 2019 году нефть и газ принесли 39,25% бюджета, в деньгах это 7,9 трлн рублей. Минфин планирует, что в 2020—2022 годах доля нефтегазовых доходов будет снижаться, но не в абсолютных числах, а в процентах. В деньгах планы такие:

  • 12,891 трлн рублей от нефти и газа в 2020 году;
  • 13,567 трлн рублей в 2021 году;
  • 14,328 трлн рублей в 2022 году.

Это значит, что доходы от нефти и газа должны расти, но еще быстрее должны расти ненефтяные доходы.

В 2019 году структура ненефтяных доходов выглядела так:

Больше всего — 26,8% — приносит внутренний НДС, и доходы от импорта товаров — 22,9%. Меньше всего — 0,6% и 4,5% — приносят акцизы на ввозимые товары и ввозные пошлины. Поступления в бюджет на сайте Минфина

Есть три пути, как увеличить ненефтегазовые доходы:

  • заменить нефти и газ другим сырьевым продуктом;
  • повысить пошлины и налоги;
  • получать больше прибыли из несырьевых секторов экономики.

Заменить нефть другим сырьем — плохая идея, потому что современная экономика строится на услугах и знаниях. Так что вероятность замены нефти другим сырьем близится к нулю. Повысить налоги — тоже не вариант: это приведет к еще большему сокращению бизнеса, уходу предпринимателей в тень и, следовательно, потерям бюджета. Поэтому рассмотрим подробнее третий вариант.

Место нефти может занять айти-сектор

Путь, который мог бы привести России к успеху, такой же, как у других стран, — это диверсификация экономики. Если говорить просто, это значит, что деньги в бюджет должны поступать из как можно большего количества источников. Например, 10% от айти-сектора, 10% от импорта товаров, 10% от нефти и так далее.

В России достаточно образованное и информатизированное население — это позволяет надеяться на успешный сценарий.

Образованная рабочая сила. В рейтинге стран по уровню образования Россия на 33-м месте из 189. Примерно такой же уровень в Сингапуре, Лихтенштейне и Греции.

Уровень образования рассчитывается по двум показателям: грамотности населения и количеству учащихся. Считается, что у развитых стран индекс 8 или больше, у России — 7.07.

Высокий уровень информатизации. По индексу развития информационных технологий Россия на 45-м месте рядом с Чехией, Португалией и Италией. Индекс оценивает страны по 11 параметрам, например, насколько в стране доступны информационные технологии и хватает ли населению навыков, чтобы их использовать.

Задача государства — не мешать айти-сектору развиваться, тогда со временем он сможет занять место нефти и газа.

Нефтяные компании не могут изменить ситуацию

Теоретически нефтегазовые компании могли бы вкладывать часть прибыли в другие проекты, чтобы защищать себя от рисков и развивать экономику страны. Но есть ограничения — деньги и умения.

Нужны деньги, чтобы вкладываться в новые проекты. У нефтяных компаний не так много денег, как принято считать: цены на нефть снижаются, а налоги на добычу ископаемых и вывозные пошлины — нет. Сейчас задача этих компаний — хотя бы остаться при своих.

Нужны умения. Умение вкладывать деньги в новые проекты и выводить их на стабильную прибыль — удел немногих людей и фирм на рынке. Так происходит во всём мире, не только в России.

Примеров, когда крупная компания создает и развивает бизнес в другом секторе, практически нет, зато есть обратные. Например, когда появились персональные компьютеры, из всех производителей перестроиться смогла только Ай-би-эм, IBM, но и для нее это был тяжелый процесс. Еще пример неудачи — Кодак: компания потеряла гигантский рынок, когда появилась цифровая фотография.

Крупные компании не могут развивать новые секторы экономики — как правило, это способен делать только малый бизнес. Пример опять-таки можно увидеть в айти: практически весь этот сектор начинался в гаражах, а не в офисах крупных компаний.

Может помочь малый бизнес, но легких рецептов нет

Простого рецепта, как перестать зависеть от нефти и газа, нет, — это медленный и сложный процесс. Для России выход из зависимости от нефти связан с развитием малого и среднего бизнеса. Если во всём мире на малый и средний бизнес приходится около 60% экономики, у нас только 15% — есть куда расти.

Надеяться, что государство начнет развивать малый бизнес, не стоит. Государству интересны только те сегменты, которые уже сейчас приносят деньги, — это нефть и газ. Малый бизнес должен развиваться сам, постепенно вырастая до среднего и крупного.

Малый бизнес должен развиваться сам, постепенно вырастая до среднего и крупного

Еще один способ повлиять на ситуацию — участвовать в выборах. Предприниматели, самозанятые и наемные сотрудники могут голосовать на районных и муниципальных выборах за депутатов, которые поддерживают малый бизнес. И так постепенно продвигать их на более высокий уровень.

Россия — не первая страна, которая попадает в зависимость от сырья. С такой ситуацией в разные годы сталкивались Голландия, Саудовская Аравия, США. То, что у нас происходит с нефтью и газом, называется голландской болезнью.

Голландская болезнь

Голландской болезнью называют ситуацию, когда национальная валюта укрепляется на фоне бума в отдельном секторе экономики. Такое укрепление негативно влияет на экономику страны в целом, и обычно случается после открытия крупных месторождений нефти или газа, либо с ростом цен на них.

В 1959 году в Голландии открыли крупное газовое месторождение. Его быстро освоили и стали экспортировать газ в больших объемах. Через двадцать лет зависимость от газа привела к росту инфляции и безработицы, падению экспорта другой продукции и снижению доходов.

Процесс выглядит так: страна экспортирует нефть или газ и получает приток иностранной валюты. За счет этого притока укрепляется национальная валюта, и цены на другие товары страны растут. Товары становятся неконкурентоспособны на внешних рынках — они стоят дороже, чем такие же товары других стран. Компании не могут продавать прежний объем товаров из-за падения спроса и вынуждены увольнять людей и сокращать производство.

Рост доходов, которые страна получает от экспорта сырья, приводит к росту спроса и цен на неторгуемые товары — это те товары, что нельзя экспортировать, например квартиры и дома. Это тоже ведет к инфляции.

Из-за притока денег в экономику от экспорта сырья, у государства исчезает мотивация развивать другие секторы экономики. Особенно технологии и науку, которые как раз и определяют рост экономики в долгосрочной перспективе.

Чтобы решить проблему, нужно:

  • замедлять роста национальной валюты. Для этого доходы от экспорта сырья не пускают на рынок, а переводят в стабилизирующий фонд;
  • развивать другие сектора экономики.

При этом часть денег от экспорта сырья инвестируют в образование, аграрный и промышленный секторы экономики;

В Голландии проблему сырьевой зависимости решили с помощью диверсификации экономики: государство помогало малому бизнесу и постепенно избавилось от зависимости. Проблема в том, что Голландия — это демократическая страна, а Россия — не совсем.

Но Россия — не та страна, на которой нужно ставить крест. У нас есть возможности, умное население, немало специалистов с хорошим экономическим образованием и опытом в бизнесе. К тому же Центробанк работает над замедлением роста национальной валюты и формирует стабилизирующие фонды. При нормальных условиях несырьевая экономика будет развиваться успешно и быстро. Так что не всё так плохо.

Еще какие-то статьи
Все отрасли Прибыль, выручка, доход. Не перепутаете?
Прибыль, выручка, доход. Не перепутаете?
9 февраля
15 мин
Обзор Итоги 2023 года: самые важные законы и новости
Итоги 2023 года: самые важные законы и новости
Новые законы, штрафы и правила для продавцов маркетплейсов
29 декабря 2023
14 мин
Подписаться в Телеграме
Перейти на канал
Подпишитесь на нас в Телеграме
Топчик
Прибыль, выручка, доход. Не перепутаете?
Интерактив

Прибыль, выручка, доход. Не перепутаете?

Как выйти из невыгодной распродажи на маркетплейсе
Советы

Как выйти из невыгодной распродажи на маркетплейсе

Следить за продажами, медленно повышать цену, запускать рекламу
Новые требования к хостинг-провайдерам, проверки пивоваров и ужесточение контроля за взысканием долгов
Дайджест

Новые требования к хостинг-провайдерам, проверки пивоваров и ужесточение контроля за взысканием долгов

Сможете ли вы вести бизнес в 2024 году?
Интерактив

Сможете ли вы вести бизнес в 2024 году?

Пять ситуаций, когда бизнес может снизить административный штраф
Советы

Пять ситуаций, когда бизнес может снизить административный штраф

Или избежать его вовсе
Как не допустить выгорания сотрудников
Советы

Как не допустить выгорания сотрудников

И что делать, если кто-то из них уже выгорел
Прибыль, выручка, доход. Не перепутаете?
Интерактив

Прибыль, выручка, доход. Не перепутаете?

И такое бывает

Арендодатель не дает съехать из-за ремонта

Арендодатель потребовал у съемщика девятьсот тысяч рублей за просрочку аренды. По документам съемщик не съехал, а продолжал снимать помещение и не платил, вот и накопилась просрочка. Причина просрочки — в ремонте: арендодатель не отпускал съемщика, пока тот не сделает ремонт.
10 июля 2018
34667
7

Как ничего не пропустить

Подпишитесь
в соцсетях

Публикуем ссылку на статью,
как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка.

Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях —
ну что ж!
Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.