i
×

Издание для бизнеса.

Пишем о важном, разбираемся с ежедневными задачами предпринимателей, исследуем законы, транслируем опыт.

Меньше хайпа, больше пользы!

«Бизнес не должен ждать помощи от государства»

«Бизнес не должен ждать помощи от государства»

Предприниматели — о деньгах, власти и сотрудниках
7 апреля
621
35
0

Спросили владельцев бизнеса, как они переживают кризис, и должны ли государство и потребители помогать бизнесу.

Эксперты — Елена Теленова, генеральный директор компании «Финэксперт», налоговый консультант, Инна Анисимова, генеральный директор коммуникационного агентства PR Partner, Василий Рыжонков, владелец парков развлечений Arena Space VR, и Ильназ Набиуллин, создатель сети японских парикмахерских «Чио Чио». Записалa Наталья Болдырева, редактор.

«Может, дождемся, когда и чиновников начнут сокращать»

Инна Анисимова, директор агентства PR Partner

У меня три бизнеса: интернет-проект, коммуникационное агентство и капсульные бюджетные отели в Москве. Первыми просели отели: там останавливались люди, которые приезжали в Москву на фестивали, образовательные курсы, рабочие поездки. Сейчас никто никуда не ездит, и отели пустуют — живут только два человека.

В коммуникационном агентстве ушли клиенты, которые заказывали мероприятия. Еще ушла сеть кофеен, которая сама потеряла клиентов и доход. Также мы потеряли компанию, которая производит технику: из-за роста курса валюты их техника стала стоить дороже, спрос упал.

Тревожные настроения в компании начались в марте: сотрудники приезжали из других стран и рассказывали, как там уже вводят карантины. 18 марта мы перешли на удаленку, но восемь человек продолжали ходить в офис: им было неудобно работать из дома, а еще не все верили, что будет плохо.

Когда президент объявил нерабочую неделю, мы полностью закрыли офис и перешли на удаленку. Все сотрудники у нас работают, кроме бухгалтера — сейчас нет первичных документов, поэтому у нее нет задач.

За год агентство на организации мероприятий зарабатывает где-то двадцать миллионов рублей, за эти полтора месяца мы не заработали ничего — получается, минус четыре миллиона. Это не так критично, потому что у нас есть подушка безопасности — при разных сценариях мы сможем продержаться три—шесть месяцев.

Я пришла к своим сотрудникам и сказала: есть вот такая подушка, мы сможем оставить всех, но придется сократить рабочую неделю и зарплату. Руководители отделов перераспределили нагрузку в команде, предложили взять отпуск за свой счет тем, кто на испытательном и кого сейчас нечем загрузить, а восемь человек перевели на сокращенную неделю. Также решили экономить на услугах, которые раньше отдавали на аутсорс: переводы, мониторинг СМИ. Теперь передаем эти задачи недозагруженным менеджерам.

Бизнес сам решает, куда вкладывать деньги: в развитие или оставить на черный день. У меня не было задачи строить огромную корпорацию, поэтому я откладывала подушку, а те, кто быстро расширялись, сейчас остались без денег.

Я общаюсь с другими агентствами в нашей сфере, и у сорока компаний ушли все клиенты. Нам пишут целые команды и просят их нанять. Президент говорит, что работодатель должен обеспечивать и не увольнять сотрудников, но как в таких условиях предприниматель может выжить? Да никак. Компании сокращают сотрудников, потому что им некуда деваться. Может, дождемся, когда и чиновников начнут сокращать.

Считаю, что государство должно помогать системообразующим компаниям, а потребители должны не спасать кого-то, а думать о себе. Но еще компании могут помогать друг другу. Например, чтобы поддержать другие фирмы, мы стали оказывать небольшие бесплатные консультации по маркетингу и продвижению.

Государство должно помогать системообразующим компаниям, а потребители должны не спасать кого-то, а думать о себе

Единственное, потребители могут участвовать в маркетинговых акциях. Например, рядом с моим домом есть мини-кофейня. Я хожу туда как домой: меня знают, приветствуют, делают любимый кофе. Я хочу, чтобы они остались живы, поэтому я купила у них абонемент на кофе — как бы заплатила сейчас за то, что выпью потом. Такие акции имеют право на жизнь, но это маркетинг, а не вытрясание из потребителя помощи.

«Государство заигрывает с населением»

Василий Рыжонков, владелец парков развлечений Arena Space VR

У нас четыре парка развлечений, пятый строится в Улан-Удэ, прорабатываем несколько проектов в онлайне. Все парки мы закрыли неделю назад, когда вышло предписание правительства.

Сейчас мы стараемся сохранить команду, многие работают на удаленке, но есть и те, кто уволился или ушел в неоплачиваемый отпуск, — в основном это люди, которые работали с почасовой сдельной оплатой.

Мне кажется, наша власть витает в облаках или просто не видит всей ситуации. В России прибыльность ресторанов и парков развлечений — от пяти до тридцати процентов. Если компании открывались на деньги инвесторов или кредитные деньги, а таких большинство, все излишки по доходам они возвращали банкам и инвесторам.

Поэтому подушка безопасности на три—шесть месяцев — утопия, у многих нет денег даже на месяц. У нас есть подушка в операционном бизнесе на месяц простоя — если это продлится дольше, у нас будут проблемы.

Сейчас всё хорошо у интернет-бизнеса и компаний, которые работают на доставке: последние зарабатывают нереально большие деньги. В офлайне всё не так: у компаний нет денег и прибыли, и даже в лучшие времена бизнес в офлайне имеет низкую рентабельность при высоких налогах.

Нельзя обвинять бизнес в том, что он потратил деньги, например потому что расширялся. Так развивается экономика и создаются новые рабочие места.

Государственные меры — это много слов, но мало дела. Из полезного только снижение страховых взносов, остальное — полумеры, игра с лояльностью и заигрывание с населением. Для реального бизнеса с рабочими местами — смешно.

Если кризис продлится еще два—три месяца, в моей индустрии из ста тысяч сотрудников останется только десять тысяч. Государство поддерживает только приближенные к ней компании. В список тех, кому нужна поддержка, включили компанию, которая занимается ставками на спорт.

Государство поддерживает только приближенные к ней компании. В список тех, кому нужна поддержка, включили компанию, которая принимает ставки на спорт

У страны есть резервный фонд, пришло время потратить его часть на народ — не подачками, а нормальными выплатами по двадцать—тридцать тысяч рублей.

Предприниматели в России никогда от государства ничего не просят, нам и сейчас не нужно — потратьте часть резервного фонда на простых людей. У людей сохранится покупательская способность — эти деньги от государства они будут тратить не только на базовые нужды. А бизнесу нужен спрос, но его нет, потому что у людей нет денег. А так у людей будут деньги, а у бизнеса клиенты и покупатели.

Получится, государство поддержит и народ, и бизнес.

Еще помогут отсрочки по кредитам и ипотекам: люди не будут так сильно переживать за платежи, перестанут беречь каждую копеечку, а начнут что-то себе позволять.

Мы ждем от государства конкретных мер — инициативные группы предпринимателей встретились с представителями власти, мы отправили предложения и письма. Сейчас тот момент, когда государство и население должны работать вместе.

«Надо помогать социальному бизнесу, а не продавцам имбиря за семь тысяч»

Елена Теленова, генеральный директор компании «Финэксперт»

Сейчас многие обвиняют бизнес: вот, он покупал себе порше, а не формировал подушку безопасности, а теперь сотрудники страдают. Но собственник бизнеса имеет право делать то, что считает нужным: вкладывать в развитие, покупать машины и квартиры. Это его бизнес, он и открывал его с целью заработать.

Власти говорят, что бизнес должен содержать сотрудников, но не поясняют, за чей счет банкет. Почему предприниматель должен платить сотрудникам в простое, если ничего сам не зарабатывает, с каких денег он должен так делать. Почему бизнес должен платить такую же зарплату, какую платил, если бы сотрудники работали. Даже если у кого-то остались деньги, и он пытается тянуть сотрудников, насколько его хватит. Да он сдохнет через месяц, и они все вместе сядут по домам без копейки.

Власти говорят, что бизнес должен содержать сотрудников, но не поясняют, за чей счет банкет

При этом нужно быть честными со своими сотрудниками, говорить, как есть, и предлагать возможные варианты — пусть решают сами, как для них лучше. И не бросать своих сотрудников, если удалось найти клиентов, сэкономить на аренде, да и в целом дела нормальные.

Я не считаю, что государство должно помогать всем компаниям без разбора, помощь должна быть адресной — социально-значимым проектам, а не продавцам имбиря за семь тысяч. А еще помощь должна быть простым людям — от государства, а не бизнеса, который сам на грани.

Сейчас бизнесу нужен спрос, а откуда он возьмется, если люди тратят деньги только на самое необходимое: продукты, лекарства, коммунальные платежи. Мы не имеем права призывать людей поддерживать бизнес: люди не должны покупать то, что им не нужно. Бизнес не должен давить на потребителей, ведь у них забота — выжить.

«Мы в заднице, а государство в еще большей заднице»

Ильназ Набиуллин, владелец франшизы парикмахерских «Чио-чио»

Чио-чио — франшиза, которая завязана на процентах от выручки. Под брендом работают 529 парикмахерских, но сейчас все они закрыты — где-то две с половиной тысячи сотрудников сидят дома. Так как у франчайзи нет выручки, я тоже ничего не зарабатываю, хотя работаем больше обычного. У меня в день по пятнадцать совещаний с поставщиками, партнерами, командами, финансистами — настала задница, и мы пытаемся вырулить.

Как управляющая компания мы будем просить франчайзи, чтобы они выплатили какие-то минимальные деньги, и мы могли дальше продолжить работу.

Те льготы, которые предложило государство, пока существуют в виде разговоров, конкретно ничего не сделано. Со временем появятся новые условия, выйдут какие-то постановления, будут нюансы — и всё станет или невыполнимым, или уже неактуальным. У вас там кровь из бизнеса идет, мы отправили вам лейкопластырь, он вам поможет. Но пока до меня этот лейкопластырь доедет, я истеку кровью и сдохну.

У вас там кровь из бизнеса идет, мы отправили вам лейкопластырь, он вам поможет. Но пока до меня этот лейкопластырь доедет, я истеку кровью и сдохну

Я не строю иллюзий и план работы вокруг мер, которые предложило государство — наоборот, исхожу из того, что помощи не будет.

Но если судить только по словам, говорят они адекватные и правильные вещи. Я понимаю, что мы в заднице, а государство в еще большей заднице. Зато их слова дают какое-то успокоение партнерам: они думают, что государство не бросит, прорвемся.

Я считаю, что бизнесу могут помогать, могут не помогать — мне всё равно, лишь бы всё было прозрачно. Сказали «мы не поможем» — всё, я работаю в таких реалиях, но не надо сначала говорить одно, потом делать другое. Бизнес всегда развивался без помощи государства, поэтому считаю, что государство и дальше не должно помогать, главное, чтобы не мешало.

Это самый жесткий кризис, но кризис — естественный процесс. Он выжжет всё, но после появятся ростки нового бизнеса и новые реалии.

Войти через
А как думаете вы, должны ли государство и потребители помогать бизнесу? Чем?
Сэкономить пять миллионов рублей

Включаю музыку в баре. Как не нарушить закон?

За всё в этой жизни приходится платить: за сырную шаурму на вокзале, ошибки прошлого и музыку в баре. Но только с музыкой придется платить каждый месяц и заключить договор с автором или посредником.
2 ноября 2018
23
19

Как ничего не пропустить

Подпишитесь в соцсетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах. Шутим, но не слишком смешно.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Момент...
Готово!
Проверьте почту, пожалуйста
Не получилось отправить :-|

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях — ну что ж! Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.