i
×

Издание для бизнеса.

Пишем о важном, разбираемся с ежедневными задачами предпринимателей, исследуем законы, транслируем опыт.

Меньше хайпа, больше пользы!

Как запустить свой бренд одежды на 35 000 рублей

Дарья Серова, владелица марки Brier, рассказала, как запустила бизнес в декрете и как общаться с мастерскими, когда они испортили партию брюк
24 сентября
825
7
2

Владелец бренда «Brier» раскручивает свой бренд одежды среди масс-маркета и крупных российских дизайнеров.

Героиня — Дарья Серова, дизайнер и основательница марки Brier. Записалa Ольга Голева, редактор.

Я училась в институте и лицее на модельера-конструктора. Потом работала в свадебном салоне одновременно модельером, администратором, продавцом, расшивала платья и иногда убирала салон. Ушла в другую компанию, где моделировала и конструировала спортивные костюмы — там мои новшества не нашли понимания, и я ушла в «Инканто», оттуда — в другую крупную российскую компанию. Компания занималась производством нижнего белья и купальников, там я проработала старшим дизайнером до декрета.

Потом расписывала стены в рентгенкабинете Морозовской больницы вместе с другими волонтерами и вела занятия для детей в кафе. В это время меня ничего не связывало с созданием одежды.

В 2014 году случился кризис, вещи подорожали и я решила попробовать сама разрабатывать и шить одежду дома. Первую коллекцию сделала сама, дома, а швеей была однокурсница из лицея.

Это двустороннее пальто из первой коллекции
35 000 ₽
потратила на запуск своей марки одежды

В 2015 году у меня было 35 000 рублей. На эти деньги я купила ткань на складе на пять моделей женских вещей: кардиган, жилет, два пальто, брюки, заказала минимальную партию бирок — 4500 штук, потому что — ну что за вещь без бирок.

Сшила, договорилась с фотографом, чтобы это снять. Сделали фотосессию и разместили всё это в Инстаграме.

Еще одно пальто и жилет из той же первой партии одежды, которую я сшила сама. Фото Анисии Кузьминой

Через полмесяца я сделала мужскую коллекцию: брюки, пальто, кардиган.

Это первая мужская коллекция. Сниматься в ней позвала параатлета Дмитрия Игнатова. Фото Анисии Кузьминой

Вещи увидели мои подписчики, подписчики фотографа, подписчики людей, которые снялись в той первой сессии. Первые восемь вещей продала в течение месяца, на вырученные деньги снова закупила ткань и сшила еще два пальто одного вида.

Первые восемь вещей продала в течение месяца, на вырученные деньги снова закупила ткань и сшила еще два пальто одного вида

Дальше я делала съемки, но снимала не моделей, а простых людей: фотографа, военного, биолога, гольфиста.

В качестве модели — фотограф Сергей Кузьмин. Фото: Анисии Кузьминой
Модель — Кашиф Тухтаметов, капитан первого ранга, никогда раньше не снимался в качестве модели, но получилось круто. Фото Анисии Кузьминой
Модель — Евгений Дубровский, мастер рейки, биолог. Фото Алисы Доновой
Модель — гольфист, тренер по гольфу. Фото Алисы Рейхтман

Многие снимались бесплатно, поскольку хотели меня поддержать, и я им за это очень благодарна.

Искала шоурум на Чистых прудах, Китай-городе, а нашла на Хохловке

Сначала клиенты приезжали ко мне домой, и так было полгода. Нас воспринимали как ателье, где можно попросить шить на заказ. Была история, когда женщина говорит: «Мне нравятся ваши модели, я очень хочу вот такое пальто, но давайте возьмем красную ткань, сделаем бархатный черный воротник, пальто приталим и утеплим». И тут я начинала придумывать отговорки: «Простите, моя швея забеременела, ушла в декретный отпуск, уехала к себе на родину, а другую швею не могу найти, извините, пожалуйста».

Потом познакомилась с дизайнером другой российской марки одежды, и года два мы вместе снимали квартиру на Чистых прудах в доме мечты — это дом с животными. У нас было два балкона, один выходил на Чистые пруды, а с другой стороны были видны звездочки Кремля и несколько высоток. Когда к нам приходили заказчики, их не смущало, что это коммуналка и в прихожей стоят тапочки соседей.

Когда к нам приходили заказчики, их не смущало, что это коммуналка и в прихожей стоят тапочки соседей

Для многих было счастьем оказаться в том доме и посмотреть, как там внутри. Квартиру снимали на троих, и каждый платил по 20 000 рублей, но третий постоянно отваливался.

Решила поменять место, потому что люди приходили только по звонку, и нас никто не мог найти с улицы. Я переехала на Кузнецкий мост. Ходила по Кузнецкому и зашла в подъезд понравившегося мне дома, спросила у охранника, не сдается ли помещение — оказалось, что есть комната за 45 000 в месяц. Но там проблема с парковками — машину негде было поставить, а на время чемпионата мира по футболу дороги перекрывали, и я не могла даже завезти вещи в шоурум.

Я переехала на Хохловку. Сейчас окна магазина выходят на улицу, но вход со двора — зато теперь к нам можно приходить без звонка, и у меня в шоуруме есть чай с сушками.

Магазин обставляла сама

32 000 ₽
стоит аренда шоурума

Площадь шоурума — 20 квадратных метров, аренда — 32 000 рублей в месяц. В помещении есть примерочная, шкаф-склад и основной зал с вещами и диваном.

Примерочная состоит из зеркала и ширмы. Зеркало в резной деревянной раме купила на блошином рынке в Новоподрезково, в Подмосковье. Зеркало стоило 9000 рублей

Примерочная у меня открытого типа. Когда приходит покупатель и решает примерить вещь, я закрываю примерочную ширмой. В остальное время ширма открыта, и это дает дополнительный объем.

За занавеской — склад. Мы ставим туда сумки, там лежат стойки-рейлы, сладости и вода

В основном зале стоят шесть стоек с одеждой. Я развешиваю вещи не по цветам или размерам, а по ассортименту.

Стойка с легкими пальто

У меня есть стойки с рубашками, с легкими пальто, с теплыми пальто, пиджаками, жилетами, платьями и кардиганами.

И еще одна важная деталь — диван с маленьким столиком.

Я хотела винтажный диван и начала искать сначала на «Авито», потом в закрывшихся ресторанах. Но они не подходили по размерам: были либо большие, либо маленькие. И в итоге я нашла на «Авито» фирму, которая делает диваны в ретростиле на деревянной основе. Выбирала обивку, и вот у нас теперь такой диван. Шкафчик купила на блошином рынке в Новоподрезково

Когда человек приходит один, он может отдохнуть на этом диване. Когда приходят пары, один примеряет вещи, другой отдыхает. Мужчины не очень любят ходить по магазинам: вот он приходит уставший, садится на диван, ему предлагают чай или кофе. Он отдыхает, а дальше включается и помогает с выбором одежды женщине. Мы создаем ощущение, что у нас уютно, как дома.

Еще есть небольшой склад-контейнер площадью 2 х 2 квадратных метра, который арендую за 3000 рублей в месяц. Там храню рулоны тканей, вещи, которые могут понадобиться в магазине. Контейнер арендовала рядом с домом, чтобы можно было заезжать по пути на работу или с работы.

Если мне нужно что-то раскроить и сшить, я делаю это дома, в своей квартире. У меня в планах сделать мастерскую, где можно хранить вещи, которые сейчас в контейнере, кроить, шить и чтобы это не мешало моей семье.

Градацию по размерам делаю не как полагается, а ориентируюсь на своих клиентов и на себя. Я шью одежду на разные типы фигур. Например, у меня есть линия брюк размера S на мужчин ростом 196 сантиметров. Пиджаки я тоже шью с длинными рукавами, при необходимости их всегда можно укоротить.

Маленькие партии невыгодно шить в Китае

Вначале вещи шила сама, потом отдавала швее. Шить у швеи в два раза дороже, чем на производстве. У меня было состояние, когда я уже отчаялась, что швея не справляется и вещи получаются дорогие. Потом нашла маленькое производство, где сшила первую партию. В это производство я отдала отшить кардиганы — были недоработки, но всё равно, это было быстрее, эффективнее и легче, чем ездить по швеям.

Сейчас отшиваю вещи в мастерских в Москве и в Подмосковье. У меня маленькие партии — на все размеры 10—15 единиц вещей. В Китае отшивают только большие партии, иначе невыгодно.

Я рассматриваю вариант шить вещи в других городах России — возможно там фабрики и мастерские не такие сытые, как в Москве и Подмосковье. Но тогда встает вопрос логистики и возможности контроля качества пошива, потому что даже у самой идеальной фабрики будут проблемы. И если мастерская в другом городе, а мне приходит партия, где что-то перекошено или неправильно сшито, тогда мне надо искать возможность отправлять вещи снова на фабрику.

Каждую вещь в партии проверяю сама. Я знаю, в какой модели и какие ошибки могут быть, например у пальто:

  • направление ворса;
  • не тянет ли подкладка;
  • не смещен ли центр рукава;
  • не забыли ли зашить дырку в подкладке рукава;
  • крепко ли пришиты кнопки;
  • ровные ли строчки.

Вещи с недочетами оставляю на исправление, чтобы не тратить время и не возить их из магазина на производство и назад. Всегда надо закладывать время на то, чтобы проверить партию после обшивки.

Сезонность — это боль

Я стараюсь делать конкурентные цены. Да они чуть выше, чем в масс-маркете, но это обоснованно, потому что работаю с натуральными тканями. Цену снижаю за счет технологической обработки. Я нашла ткани, которые не требуют обработки — швы остаются открытыми, но ткань не мохрится, и вещь выглядит приятно.

Такие вещи даже старятся красиво

Если разрабатываю новое пальто, на его запуск уходит минимум 30 000 рублей:

  • работа конструктора — 6000 рублей;
  • первое пальто — 5000 рублей;
  • проверить градации, по одному для пальто для каждого размера — 15 000 рублей;
  • распечатать лекала — 4000 рублей.

Потом эту сумму делю на всю партию и делаю наценку: партия в 20 штук — значит, на каждое пальто сверху накину 1500 рублей. Если планирую продавать еще партию из десяти штук этого же пальто, тогда наценку считаю на 30 штук.

В стоимость вещей также входит аренда шоурума, расходники и зарплата. Одно пальто стоит от 18 000 рублей, а все рубашки по 6500 рублей. Цены на сайте и в шоуруме одинаковые.

В 2018 году оборот был 2 800 000 рублей, но есть вещи, которые покупали друзья, и я делала им скидки. В 2019 году доход будет больше, потому что я делаю меньше делаю скидок, и обороты понемногу растут.

Основные траты:

  • аренда шоурума — 32 000 рублей;
  • аренда склада — 3000 рублей;
  • зарплаты — 100 000 рублей.

Летом люди едут в отпуск, и им нужно меньше вещей — достаточно надеть одно платье или шорты и футболку. А зимой нужны платье, брюки, кардиган, пальто. Покупают больше вещей, и у нас вырастает доход. Чтобы пережить несезон, нужно иметь где-то 200 000 рублей про запас.

Я запускала марку сама и точно знаю, что не хочу привлекать инвесторов со стороны, потому что для меня важна та свобода, которой я владею. Я сама принимаю решения, распоряжаюсь заработанными деньгами, но мне нужен хороший финансовый консультант — человек, который посчитал бы все мои доходы и расходы, сделал рекомендации и сказал, что можно улучшить, на что тратить меньше, во что вложить побольше. Я, конечно, стараюсь всё записывать, но вот анализировать не получается. И это моя проблема.

Ткань с дырками, пять пар брюк — в брак

Поставщик отматывает ткань, я привожу ее на производство, выкраиваем вещи, а оказывается, что ткань неравномерно прокрашена или на ней дырки. И тогда в брак уходит пять пар брюк — это недобросовестность поставщиков.

В мастерских тоже бывают проблемы: могут нашить бирку «100% шерсть» на хлопковые брюки, а на шерстяные пришить «100% хлопок». На рубашках путают лён с хлопком. Когда вижу такое, либо зачеркиваю, либо отрезаю бирку, либо говорю покупателям, что всё в порядке, это путаница.

Или вместо бирки «ручная стирка» могут пришить бирку «химчистка». На шерстяные пальто мы пришиваем «Химчистку», а на брюки пришиваем «100% шерсть, ручная стирка». Однажды звонит клиентка и в волнении спрашивает: «Неужели придется относить брюки в химчистку?» Говорю: «Не волнуйтесь, просто производство перепутало, можно стирать дома».

В одной партии брюк были некачественные нитки, и постоянный клиент, который покупал уже третьи брюки, позвонил и сказал, что у него на брюках лопнул шов. Я починила брюки и отвезла всю партию в мастерскую, где переделали швы.

Самое сложное — структурировать работу

Мне сложно четко структурировать работу, расставлять приоритеты и находить людей, которым я могла бы полностью доверить свои дела. Они есть, но их услуги стоят дорого.

Трудно найти производство. Я сменила семь или восемь мастерских и каждый раз говорю, что для меня самое важное — сроки. Без ошибок в пошиве мы точно не обойдемся, но мне нужны реальные сроки, когда мне отдадут коллекцию или партию вещей. И вот сроки постоянно срывают на несколько дней, на неделю, на две — и это одна из главных причин стресса.

Сложно найти помощника, потому что многие претенденты думают, что работа с модельером — это прекрасные съемки с моделями, с актерами, с интересными людьми, но они упускают, что помощник дизайнера — это работа с поставками, с отчетами, с клиентами. Нужно не забывать сообщать клиентам про новые коллекции, про то, что надо что-то отдать подшить или забрать уже готовое.

Своя работа — это стресс в удовольствие, я даю себе нагрузку как испытание: смогу я это сделать или не смогу. Я могу в любое время поехать в отпуск, взять выходной или уйти на больничный. Когда работала в офисе, я так не могла. Самое крутое в предпринимательстве — возможность выбирать дорогу, и я не хотела бы работать на кого-то. Сейчас меня никто не ограничивает — я совершаю ошибки, но это мои ошибки.

Свежак

Что делать с лишней едой в кафе

Каждый год в России выбрасывают 17 000 000 тонн еды. Эта еда не всегда испорченная, и ею можно было бы накормить бездомных и бедных, но ресторанам проще и безопасней еду утилизировать, а не раздавать. Разбираемся, почему так.
8 ноября
418
27
4

Как ничего не пропустить

Подпишитесь в соцсетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах. Шутим, но не слишком смешно.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Момент...
Готово!
Проверьте почту, пожалуйста

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях — ну что ж! Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.