i
×

Издание для бизнеса.

Пишем о важном, разбираемся с ежедневными задачами предпринимателей, исследуем законы, транслируем опыт.

Меньше хайпа, больше пользы!

Сколько зарабатывает церковь

Если это не Храм Христа Спасителя
29 апреля
56553
141
13

Героиня нашего интервью — жена священника. Она рассказывает, как устроена церковь, куда уходят деньги и правда ли, что священники ездят на мерседесах. Эту статью мы публикуем анонимно.

Из ученого в священники

Мой муж — священник, но так было не всегда.

Тридцать пять лет назад мы познакомились в Москве в университете. Поженились, родилась дочь, мы крестили ее в деревенском храме. Обстановка так впечатлила мужа, что он решил креститься и сам, а потом захотел и обвенчаться.

Муж шел на красный диплом в МГУ, ему приходили приглашения в аспирантуру от иностранных вузов. Но он стал ходить в храм, подружился с батюшкой, помогал ему и всё больше приобщался к церкви. Через десять месяцев после окончания университета его рукоположили.

Церковные специальности

Чтобы лучше понимать, как устроена работа церкви, я расскажу, кто в ней вообще служит.

  • Настоятель храма — главный по всем вопросам и управляющий. Он решает, на что потратить деньги, выдает зарплату, управляет закупками и персоналом.
  • Священники выполняют ежедневные обязанности: ведут службы, проводят требы — крестят, венчают, отпевают и освящают.
  • Диаконы помогают на службах и требах в храме.
  • Младший персонал — алтарники и пономари — разжигают кадила, готовят храм к службе, следят за одеяниями.

Еще есть свечницы, уборщицы, охранники, бухгалтер, чтецы, певцы — всё как в обычной компании, только работа проходит в храме.

В церкви есть община — несколько активных прихожан-волонтеров. Одного из них назначают старостой, и он получает зарплату. Староста — как завхоз. Он ищет спонсоров, договаривается с подрядчиками, распределяет благотворительную помощь среди прихожан и бедных.

В нашем храме служит один священник — мой муж, диакона нет. В алтаре помогают прихожане или наши сыновья.

Основная часть сотрудников получает фиксированную зарплату. Все трудоустроены официально: есть запись в трудовой книжке, страховые и пенсионные взносы. В маленьком храме нет диаконов и рядовых священников — всю работу делает настоятель.

По сути выходных нет, как и отпуска. Всю жизнь священник обязан служить по воскресеньям. Если куда-то уезжаешь, нужно найти там храм и договориться о службе.

Выходных нет, как и отпуска. Всю жизнь священник обязан служить по воскресеньям

Пенсии в том смысле, что можно перестать работать в определенном возрасте, у священников нет: служить нужно до самой смерти или пока позволяет здоровье. Знаю батюшек, которые уже не могли ходить, но по воскресеньям служили: их приводили в храм под руки, а на службе они не выходили из алтаря и работали сидя. Единственная причина не работать — тяжелая болезнь, когда нет возможности встать с кровати. Однажды мужа забрали в больницу с аппендицитом сразу после воскресной службы, а уже в следующее воскресенье он служил снова.

Пенсию платит государство. Поскольку официальная зарплата священника — минимальный оклад, то и пенсию получают минимальную.

Уйти по своему желанию в другую церковь или переехать нельзя: священники подчиняются епископу и работают там, где он скажет.

Переезд в Россию

Первый наш приход был в райцентре в Украине. Храм находился в заброшенном кинотеатре. Помещение было разрушено: с потолка падали балки, штукатурка осыпалась. Служить приходилось в небольшом вестибюле. В городке не было отопления, свет давали по расписанию. Чтобы провести службу, зимой приходилось включать обогреватели. А если не было света, кадило примерзало к рукам.

Если не было света, кадило примерзало к рукам

Муж прослужил там десять лет, служба не приносила денег, а детей у нас уже было четверо. Поэтому приняли решение переезжать.

Муж поехал в Троице-Сергиеву лавру к старцу за советом. Тот велел ехать «на север от Москвы». Так и вышло: муж нашел приход в областном центре, снял крошечную квартиру и прошел испытательный срок. Через полгода я взяла детей и иконы и переехала к нему.

В храме был купол, крест и входные двери. Внутри — ничего похожего на церковь. В советское время в помещении была птицефабрика и лесопилка, здание перешло в собственность РПЦ незадолго до нашего переезда. Не было иконостаса, пол разного уровня, внутренние помещения без отделки.

В самом храме лежали ненужные вещи до потолка, штук десять советских сервантов, кресел. Было ощущение, что люди несли ненужное в храм, чтобы не отвозить на свалку. Возможно, они делали это из добрых побуждений, но вещи и мебель стояли посреди церкви никому не нужные.

В советское время храм разделили на два этажа, нам пришлось срезать балки, которые держали второй уровень. В одном из приделов был туалет и душевые комнаты. Вокруг плесень и сырость, старинные фрески на стенах не сохранились.

Мы до сих пор, уже десять лет, приводим церковь в порядок. Первым делом вызвали два трактора с прицепом для хлама, потом поменяли пол: в нем были щели толщиной в палец. Всё это делаем на пожертвования.

Территорию вокруг храма раньше использовали как свалку для строительного мусора со всего города. Там были стекла, окна, песок, цемент, железобетонные блоки. Отвоевываем землю по кусочкам: вывозим мусор, сажаем цветы и деревья. Глубоко копать не получается, потому что внизу строительный мусор и бетон.

На территории храма стояло недостроенное помещение, которое мы приспособили под дом. Мы называем его своим, но юридически он принадлежит епархии. Если мужа переведут в другое место, дом мы потеряем.

Регулярные расходы церкви

Разумеется, считать церковь бизнесом нельзя. Но если бы она была бизнесом, то наша церковь была бы очень убыточным бизнесом.

В нашем храме работают настоятель, две свечницы по очереди, уборщик, дворник, староста и хор. В будни в хоре поют два человека, в выходные и на праздники — четыре или больше. Хор получает оплату за выход, все остальные на ставке. Еще есть повар: по воскресеньям мы кормим прихожан обедом. Раньше были охранники, сейчас на них нет денег. Отдельно платим преподавателю воскресной школы.

Всех сотрудников оформляем официально, платим зарплату по закону и отчисляем страховые взносы. Вот сколько уходит на зарплаты:

Должность
Зарплата в месяц

Две свечницы

15 000 * 2 = 30 000 ₽

Староста

5000 ₽

Повар на выходные и праздники

5000 ₽

Дворник

15 000 ₽

Уборщик

15 000 ₽

Хор

от 20 000 ₽ до 50 000 ₽

Всё вместе

120 000 ₽

На налоги уходит еще около 10 000 ₽, я точно не знаю. Бухгалтерию бесплатно ведет прихожанка.

Кроме зарплат, есть другие регулярные расходы:

Расход
Сумма в месяц

Коммунальные услуги

летом 7000 ₽, зимой 30 000 ₽

Вино и просфоры для служб, ладан

12 000 ₽

Еще на выходных и в праздники мы готовим обед для всех желающих. Вызываем повара, который готовит простые блюда: суп, второе, компот. Обеды на выходные делаем скромные, а на Пасху и Рождество тратим 2000-3000. Ещё кормим всех прихожан на престольный праздник.

170 000 ₽
в месяц нужно на содержание храма

В среднем таких расходов набегает на 170 000 рублей в месяц. Но есть еще налоги. Первое время платили только пенсионные и страховые взносы за сотрудников. Лет пять назад ввели отчисления на епархию — 32 тысячи рублей.

Разовые расходы: иконы и паникадило

200 000 ₽
стоит икона для храма

В храме почти не было икон. Заказываем по одной-две, как появляются деньги. Самая дорогая икона стоила 200 000 рублей.

Процесс написания иконы. Иконописец сделал рисунок и расписывает его маслом

Сейчас делаем иконостас, тоже частями. Там дорогая работа: резьба по дереву, ручная роспись. Материал закупили, резчик работает постоянно, а платим ему как получится.

Храм требует постоянных вложений денег и труда. То замок сломался, то ворота не закрываются, то нужно облачения постирать-погладить. Раньше стирала я, но из-за болезни оставила. Теперь приходится платить, чтобы всё привели в порядок.

Все приборы освещения в храм купили мы: паникадило, светильники настенные и в боковых приделах. Купили подсвечники, мебель для воскресной школы, постепенно поменяли все окна. На это ушло восемь лет.

Поставили детскую площадку. На территории для прихожан оборудовали теплый туалет с водой и канализацией — раньше была деревянная постройка с выгребной ямой.

Три года назад проверяющие обнаружили, что бойлерная не по нормативам обустроена, пришлось вызвать специалистов. Установили манометры, счетчики и еще что-то: тысяч на 20 потянул ремонт.

На чём зарабатывает церковь

Церковь зарабатывает на торговле и на выполнении треб. Но если церковь как наша, денег будет мало, потому что мало прихожан.

Когда муж стал настоятелем, сбылась его мечта: не брать деньги за требы. Требы — это венчание, крещение, панихида, отпевание, освящение квартиры, машины, магазина, молебен: всё, что делают по требованию, а не в общем порядке. Нет прайс-листа, услуга стоит столько, сколько люди готовы пожертвовать в кружку для сбора денег. Из-за этого бывают инциденты.

Перед крестинами муж проводит беседу с родителями и крестными. Рассказывает, что нужно делать, зачем обряд, как должны себя вести крестные родители. Беседа длится несколько часов, для этого у нас отведено время каждую неделю. Однажды будущий крестный отец вспылил, что его заставляют слушать «всякую ерунду за его же деньги». Оказалось, свечница при записи сказала, что крестины стоят тысячу рублей. Она переживала, что в храме мало пожертвований, и хотела помочь. Муж ее чуть не уволил, но помирились.

Бывает, что приходят венчаться люди, которых мы до этого не видели на службе. Иногда записываются на крещение с другого конца города. Когда спрашиваешь, почему выбрали именно наш храм и будут ли потом водить ребенка, в ответ слышишь: «Ну просто у вас бесплатно». Крестить и венчать не отказываем, а объясняем, чтобы всё делали в том храме, куда будут постоянно ходить. Крестим даже приезжих, но при условии, что родители и крестные исповедуются и причастятся. После беседы многие делают это впервые.

Иногда записываются на крещение с другого конца города. Когда спрашиваешь, почему выбрали именно наш храм и будут ли потом водить ребенка, в ответ слышишь: «Ну просто у вас бесплатно»

В кассе денег по-разному бывает. В будний день может быть выручка 100 рублей, в воскресенье и праздники — 3000-5000 рублей. В среднем месячная выручка в кассе 20-40 тысяч.

В храме продаем иконы, свечи и утварь. Товар закупаем на епархиальном складе и делаем минимальную наценку. В других местах делать закупки нельзя.

На территории храма есть подсобные помещения, мы их сдаем в аренду под производство. В месяц выходит 12 000 рублей.

В итоге наша церковь зарабатывает в месяц 32 000-52 000 рублей, а тратит 200 000 рублей, это без расходов на ремонт и зарплату батюшки.

Пожертвования деньгами и детским питанием

Еще один источник дохода — это пожертвования. У нас есть расчетный счет и кружка для сбора в храме. Люди помогают деньгами, материалами и продуктами.

Однажды пришел мужчина и сказал, что хочет оплатить установку креста на купол. Оказалось, его дед был среди людей, которые скинули этот крест в советское время, а внук решил так исправить содеянное.

Когда мы только переехали в Россию, приехала в гости прихожанка из Украины и дала на дом три с половиной тысячи долларов. На эти деньги провели канализацию и воду, сделали электрику, отделали стены вагонкой. Дело шло к зиме, а денег на окна не было. Мы боялись, что вагонку покоробит за зиму, и хотели закрыть оконные проемы клеенкой. Одна прихожанка услышала наш разговор и поставила окна за свой счет. У другого прихожанина свое производство акриловых ванн, он привез нам сантехнику. Кто-то отдал старый диван и два кресла-кровати.

Наш дом стоит немного на отшибе, до транспорта и магазинов идти минут 15-20 пешком. Друг подарил нам первую машину — жигули-четверку. Муж так и не получил права, а я вожу всех в школу, в садик, по делам. Машина всё время ломалась, а однажды в ней отказали тормоза, когда в салоне было четверо детей. Тогда одна прихожанка подошла и сказала: «Давайте я куплю вам новую машину, а то вы разобьетесь, и я всю жизнь буду чувствовать себя виноватой». И купила нам новый Рено Логан.

«Давайте я куплю вам новую машину, а то вы разобьетесь, и я всю жизнь буду чувствовать себя виноватой»

Староста храма пишет письма на предприятия, муж обзванивает знакомых: просим целевую помощь на ремонт и зарплаты. Кто-то дает деньгами, кто-то продуктами и материалами.

Помощь приходит с разных сторон. Каждую субботу хлебозавод привозит несколько поддонов хлеба. Мы берем на неделю себе, раздаем сотрудникам и прихожанам. Есть поставщики, которые привозят партиями йогурты и детское питание. Обычно это продукты, у которых скоро истекает срок годности, но для нас и прихожан с детьми это хорошая помощь.

Муж организовал воскресную школу, ездит в тюрьмы, приюты, в больницы к умирающим. В такой работе вокруг священника собирается община. Кто-то дает машину, чтобы батюшка мог поехать за город в тюрьму, кто-то помогает деньгами на организацию часовни в больнице, кто-то делает сбор вещей и игрушек для детского дома.

В церковь тоже приходят с проверками

В жизни всё как в бизнесе: проблемы с деньгами, клиентами, проверками.

Когда мы жили в Украине, денег совсем не хватало. Чтобы как-то прожить, пришлось продавать вещи из дома. Сначала продали пианино, на котором играла старшая дочка, потом швейную машинку, затем в расход пошли кольца и серьги, которые достались от родителей. Сейчас уже получше, но на дом мы еще не заработали.

Проверки к нам приходят регулярно. Пожарные проверяют выходы и наличие огнетушителей, особенно перед праздниками. Энергонадзор перед отопительным сезоном проверяет исправность оборудования, пишут акт, что исправить. Тепло подключают после устранения всех неполадок.

В храме постоянно общаешься с людьми. Встречаются персонажи со странностями, а бывают настоящие сумасшедшие. Один всё время пишет жалобы епископу, президенту, в прокуратуру. Обвинял мужа в пособничестве терроризму. Нас даже вызывали в полицию писать объяснительную.

Нет гарантий, что окружающие будут жить по заповедям или скажут спасибо. Муж иногда пускает бездомных пожить в подсобном помещении, там есть вода и отопление. Дает работу: траву покосить или снег убрать, за это отдельно платим. Пока из такого сотрудничества ничего хорошего не вышло: один жилец не хотел работать, а хотел, чтобы бесплатно кормили. Обиделся и сжег сарай, в котором мы хранили детские велосипеды и санки. Его нашли потом, судили.

Иногда бывает ситуации, что выхода не видно. Но решение приходит откуда не ждали. Как бы ни было трудно, спасает вера.

Новое

Что такое торговый сбор

Если у вас есть магазин, ларек или склад, вам нужно платить торговый сбор. Когда и как объясняем в статье.
23 мая
394
11
0
В закладки

Материальная ответственность сотрудников

Сотрудник на корпоративе сломал два стола, шкаф и компьютер. Кто платит?
5 октября 2018
3094
21
1

Как ничего не пропустить

Подпишитесь в соцсетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах. Шутим, но не слишком смешно.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Момент...
Готово!
Проверьте почту, пожалуйста

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях — ну что ж! Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.