i
×

Издание для бизнеса.

Пишем о важном, разбираемся с ежедневными задачами предпринимателей, исследуем законы, транслируем опыт.

Меньше хайпа, больше пользы!

Работает ли закон о квотах на рабочие места для инвалидов

Сколько людей с инвалидностью смогли получить работу по квотам и каких проблем боятся работодатели
18 февраля
3532
171
3

Статья, в которой выясняем:

  • сколько всего людей с инвалидностью живет в России, у скольких из них есть работа, кто получил ее по квотам, а кто — нет;
  • насколько уровень безработицы среди людей с инвалидностью выше, чем обычный;
  • какие вакансии работодатели помечают маркером «доступно для людей с инвалидностью» и что с этими вакансиями не так;
  • чего боятся работодатели;
  • нужно ли получать специальные разрешения, чтобы нанять человека с инвалидностью.

И узнаем, что работает лучше: квотирование рабочих мест или социальная ответственность компаний.

В России 11,76 млн людей с инвалидностью

В России живут 11,76 млн людей с инвалидностью, из которых 3,4 млн людей находятся в трудоспособном возрасте — это значит, что им уже исполнилось 16 лет, но еще не пора на пенсию. Из 3,4 млн трудоспособных людей с инвалидностью работа есть у 906 000 человек, то есть меньше чем у трети — это по данным Федерального реестра инвалидов.

Десять лет лет назад людям с инвалидностью в документах ставилась пометка «нетрудоспособен» — это значило, что человек не может работать независимо от возраста. Сейчас такие пометки не ставят: может человек работать или нет, зависит от обустройства рабочего места, а не степени и тяжести инвалидности.

Может человек работать или нет, зависит от обустройства рабочего места, а не степени и тяжести инвалидности

У Росстата другие данные за 2019 год:

407 400 людей с инвалидностью работали — это 11,9% от общего числа в 3,4 млн.

Правда дальше есть нестыковка, потому что Росстат дает еще такую цифру:

19,5% людей с инвалидностью работают.

Мы не знаем, как Росстат посчитал, что 407 тысяч от 3,4 миллиона — это почти двадцать процентов. Но для полноты картины посмотрим еще две цифры:

19,2% всех людей с инвалидностью — безработные. То есть те, кто встал на учет в центре занятости.

Остальные, то есть 61,3% — те, кто-либо не работает и не встает на учет, либо работает неофициально.

Получается, среди людей с инвалидностью уровень безработицы как минимум 19,2% — это в четыре раза больше, чем у всех остальных. Хотя для людей с инвалидностью работодатели должны выделять квоты на рабочие места, и, по идее, рабочих мест для них должно быть больше.

Компании должны выделять квоты на рабочие места

В России есть закон «О социальной защите инвалидов». По этому закону работодатели должны выделять квоты — это зарезервированные рабочие места для людей с инвалидностью, о которых компания сообщает центру занятости, а он — своим подопечным.

Количество квот зависит от того, сколько человек уже работают в компании:

  • меньше 35 человек — без квот;
  • 35-100 человек — 3% от среднесписочной численности сотрудников должно приходиться на квоты;
  • от 101 человека — от 2% до 4% от среднесписочной численности сотрудников.

Среднесписочная численность — это среднее количество сотрудников за определенный период: месяц, квартал или год. Например, чтобы посчитать среднесписочную численность за март, нужно сложить количество сотрудников, которые были на работе, в командировке, на больничном или работали неполный день с 1 по 31 марта, а потом разделить сумму на 31. Затем округлить до целых и уже от этой цифры рассчитать квоту.

Так в компании со 150 сотрудниками квота для людей с инвалидностью — 2-4% или от трех до шести рабочих мест. При этом в квоту засчитываются рабочие места, на которых уже работают люди с инвалидностью.

Штрафы за отсутствие квот — статья 5.42 административного кодекса

Если компания не выделяет квоты или отказывает в приеме на работу по квотам, ее директор, кадровик или бухгалтер могут получить штраф от 5000 до 10 000 рублей.

Квоты не означают, что людей с инвалидностью можно принимать только на квотированные места: у работодателя нет ограничений, он может нанимать столько людей с инвалидностью сверх квот, сколько захочет.

2,2% вакансий доступны для людей с инвалидностью

Мы не можем точно узнать, сколько у какой компании сотрудников и квот на рабочие места для людей с инвалидностью. Но можем примерно рассчитать количество рабочих мест для людей с инвалидностью по вакансиям.

Например, на Хедхантере по России всего 811 882 вакансии на 16 февраля 2021 года:

В фильтрах поиска вакансий можно выбрать вакансии для людей с инвалидностью:

Из 811 882 вакансий 18 117 доступны для людей с инвалидностью. В процентах это 2,2% — по нижней границе нормы квотирования из закона.

18 117 доступны для людей с инвалидностью. В процентах это 2,2% — по нижней границе нормы из закона

Среди вакансий для людей с инвалидностью встречаются разные, например менеджеры по продажам, личные помощники, промоутеры, водители. При этом нет фильтра по типу инвалидности. Хотя для людей с разной инвалидностью часть вакансий отпадает: например, слабовидящий человек не сможет работать водителем, а глухонемой — оператором колл-центра. В итоге для каждого конкретного человека доступных вакансий еще меньше.

Маркировка вакансий бывает ошибочной

Рассказывает Алена Назарова, специалист по взаимодействию с работодателями региональной общественной организации инвалидов «Перспектива»

В общих чертах можно ориентироваться на сайты вакансий и статистику, но не все они доступны для всех людей с инвалидностью. Если позвонить по вакансиям с пометкой «доступно для людей с инвалидностью», может оказаться, что маркировка ошибочна и работодатели о ней не знают, или имеют в виду легкую инвалидность: диабет, астму.

В реальности у людей с инвалидностью выбор больше, чем квотируемые места. Они могут прийти к нам или в другую общественную организацию, рассказать о своих знаниях, навыках, чем могут быть полезны и кем хотели бы работать. А мы под эти знания и навыки подберем вакансию или разработаем индивидуальную программу трудоустройства.

Я работаю семь с половиной лет, и за это время не встречала ни одного судебного разбирательства, ни один соискатель к нам не обращался с просьбой помочь в суде с работодателем. И за всю историю существования нашей организации не помню подобных случаев.

Еще у нас есть собственная статистика: к нам в поисках работы в год обращаются около 500 человек, и 70% из них работу находят. Причем лишь около 20% из них устраиваются на квотируемые рабочие места, остальные — на обычные.

Со стороны работодателей история такая: международные опираются на корпоративную социальную ответственность, развивают инклюзию — процесс включения всех граждан в жизнь общества — и не ограничивают вакансии процентом из закона о квотах. А российские опираются только на количество квот из закона.

Квотирование не приносит пользы для развития инклюзии в России, но дает возможность узкому кругу людей с инвалидностью получить работу.

В 2019 году работу по квотам получили 7579 человек

В 2008 году в центры занятости обратились 256 190 людей с инвалидностью, из них получили работу 87 299 человек, или 34%. А через десять лет обратились 159 174 человека, а работу получили 90 936 человек, или 57%. Можно заметить, что с каждым годом в центры занятости обращается всё меньше людей. И хотя процент тех, кто находит работу, растет, в абсолютных числах ситуация почти не меняется.

Соотношение людей с инвалидностью, которые обратились за работой в центры занятости, с теми, кто в итоге ее получил. Данные Росстата

Не все люди с инвалидностью, которые находят работу, получают ее по квотам. Например, в 2019 году работу через центры занятости нашли 90 936 человек, и только 7579 из них устроились на квотируемые рабочие места.

Количество людей с инвалидностью, которые получили работу по квотам. Данные Росстата по годам

За 12 лет по квотам через центры занятости работу получил 65 851 человек с инвалидностью. При этом, если посмотреть количество сотрудников пяти крупных компаний, например Газпрома, Магнита, Роснефти, Сбербанка и «Икс-пять-ритейл группы» — это магазины «Пятерочка», «Карусель» и «Перекресток» — и посчитать процент положенных по закону квот, цифры будут такими:

Компания
Количество сотрудников
Квоты из расчета по 4%

Газпром

18 952

Магнит

12 640

Роснефть

12 616

«Икс-пять-ритейл групп»

12 280

Сбербанк

11 128

Итого

67 616

Получается, за 12 лет работу по квотам получил 65 851 человек с инвалидностью, хотя количество квот только в пяти крупных компаниях России — 67 616.

Дело не только в квотах

Рассказывает Алена Назарова, специалист по взаимодействию с работодателями региональной общественной организации инвалидов «Перспектива»

Дело не только в наличии квот. Еще нужно обратить внимание, что у людей с инвалидностью разный уровень образования, социализации и мотивации к работе. Например, некоторые могут отказываться от работы по разным причинам:

  • им не подходят те вакансии, что мы предлагаем;
  • не устраивает уровень зарплаты;
  • нет достаточной внутренней мотивации к труду;
  • есть страх быть неуспешными;
  • есть желание стать фрилансерами или открыть свой бизнес.

Еще на выбор работы влияют близость к дому, возможность карьерного роста и многое другое.

Но те, кто хочет работать, могут прийти к нам и получить хорошую поддержку в плане поиска работы или повышения квалификации. При этом обычно те, кто находят работу через нас, не попадают в статистику центров занятости, а значит, и Росстата.

Нет культуры общения и подготовки людей с инвалидностью

Рассказывает Анастасия Филиппова, владелица сети ресторанов быстрого питания «Шаурмания»

Когда говорят о людях с инвалидностью, смотрят на этот вопрос очень однобоко: предприниматели плохие, надо брать их на работу, а они не берут.

Круг моего общения состоит из одних предпринимателей, и я не слышала ни об одном человеке с инвалидностью в штатах их компаний. И дело не в том, что никто не хочет их брать, а в том, что у нас нет культуры общения с такими людьми.

Например, мой ребенок смотрит французский мультфильм, в котором есть двое львят-близнецов, и один из них в инвалидной коляске. А у нас же тему инвалидности избегают, от людей с инвалидностью шарахаются в прямом смысле. Поэтому если в кругу близких появился такой человек, с этим смиряются, а добровольно вводить их в свою жизнь никто не хочет.

Когда я в 2016 году открыла массажный салон со слепыми мастерами, которые прошли обучение в профессиональных учебных заведениях страны, я чего только не наслушалась о сотрудниках и салоне. Бывало, что клиенты записывались на массаж, а когда узнавали, что мастера слепые, уходили посреди сеанса. Иногда пытались дать что-то вроде помощи или милостыни: «Вот, возьмите пятьсот рублей хотя бы». Но никому этого не нужно.

Культура общения — это одна грань, которую особо не обсуждают. Но есть и другая.

В прошлом году на кухню моих ресторанов на должность младшего повара сразу после школы пришла полностью глухая девушка. Я приняла её с удовольствием, хотя обучить её было настоящим вызовом: каждую деталь нужно писать на телефоне, показывать ей, чтобы она прочитала. При этом если у нее что-то не получается, нельзя сделать короткое замечание — нужно снова писать.

Я хотела, чтоб она у нас работала, поэтому не сдавалась. Девушка была классная, ответственная, и мне было приятно от мысли, что получится дать ей работу. Но в конце концов нам пришлось расстаться. Темп её работы не подходил для ресторана: она всё делала в три раза медленнее, а я из генерального директора превратилась в помощника помощника-повара.

То есть основной вопрос не в том, что у нас не соблюдают закон о квотах на места для людей с инвалидностью: многие предприниматели с удовольствием бы брали их в штат, но проблема в том, что у нас нет подготовительной базы, и лишь малая часть людей с инвалидностью получают образование и могут работать хотя бы вполсилы.

Многие предприниматели с удовольствием бы брали их в штат, но проблема в том, что у нас нет подготовительной базы

Предприниматель тоже не всесильный: есть финмодель, есть размер зарплат за единицу рабочего времени на определенной должности, и он просто не может себе позволить сотрудника, который будет стоить в три раза дороже. А субсидий на сотрудников с инвалидностью нет.

Конечно приятно, что сегодня есть такие проекты, как Абилимпикс, где люди с ограниченными возможностями могут раскрывать профессиональные таланты, и что государство много чего делает, чтобы исправить ситуацию. Но до настоящей работы закона о квотах для людей с инвалидностью нам ещё далеко.

Квоты работают, но социальная ответственность работает лучше

Мы попросили сотрудницу общественной организации, которая занимается трудоустройством инвалидов, рассказать, как в реальности работает закон о квотах.

Рассказывает Алена Назарова, специалист по взаимодействию с работодателями региональной общественной организации инвалидов «Перспектива»

Закон о квотировании есть, и он работает. В последнее время многие предприятия выделяют рабочие места для людей с инвалидностью. Но тут появляется вопрос, делают они это, чтобы предоставить равные возможности людям, или чтобы избежать штрафов и проверок.

Например, международные компании стараются развивать инклюзивность и не обращают внимания на закон: обычно у них работает намного больше людей с инвалидностью, чем 2%. Российские же компании больше привержены закону и выделяют столько рабочих мест, чтобы хватило закрыть квоты.

Международные компании смотрят на вопрос шире и создают программы по трудоустройству, системы наставничества, выращивают себе сотрудников из студентов. Например, мы получаем много запросов на стажеров, которые начали бы работу в компании с обучения, а потом остались на долгий срок. Такой комплексный подход работает лучше, чем квотирование.

При этом квоты нельзя назвать принуждением со стороны государства. За время моей практике всего две-три компании уточняли, что им нужно срочно закрыть квоты перед проверкой. Остальные приходят скорее добровольно.

Мы, кроме трудоустройства, работаем над созданием комфортных условий труда и боремся со стереотипами.

Комфортные условия труда. Мы проводим тренинги и квесты для работодателей, где они могут примерить на себя разные формы инвалидности, например, квест, где нужно пройти полосу препятствий на инвалидной коляске, и так понять, как улучшить условия труда для человека с инвалидностью.

Еще помогаем работодателям адаптировать рабочие места и вводить сотрудников в процесс, если до этого они нигде не работали. Адаптация места — это физическое обустройство, и оно проходит проще, чем кажется. Например, для человека на коляске понадобятся:

  • парковка, если он водит машину;
  • лифт;
  • туалет с широкими дверьми и кабинками, чтобы в них проходила коляска;
  • пандусы;
  • стол с регулировкой по высоте.

Обычно всё это уже есть в современных офисах класса «А». Единственное, что нужно будет сделать дополнительно, — это соглашение со службой пожарной безопасности. Нужно прописать, как человека на коляске будут эвакуировать в случае пожара. Но этот момент относится уже не к приему на работу, а к противопожарной безопасности.

Еще один пример — рабочие места кассиров со слабым слухом в Ашане, Оби, Леруа-мерлене: к обычному рабочему месту добавляют небольшое табло с перечеркнутым ухом. И всё, больше ничего обустраивать не нужно.

Борьба со стереотипами. У работодателей есть стереотипы о сотрудниках с инвалидностью. Например, у нас спрашивают, не нужны ли разрешения, какие нюансы с оформлением и точно ли можно такого сотрудника уволить.

И мы рассказываем:

  • сотрудник с инвалидностью оформляется так же, как сотрудник без инвалидности;
  • его можно уволить по тем же основаниям, что сотрудника без инвалидности;
  • его отпуск на два дня длиннее обычного;
  • дополнительно он может взять 60 дней отпуска без сохранения заработной платы;
  • люди с первой группой инвалидности могут не отрабатывать две недели перед увольнением;
  • государство не доплачивает компаниям за наем людей с инвалидностью.

Есть одна субсидия — компенсация создания рабочего места. Государство может компенсировать покупку специального стола, стула, организацию освещения, но для этого нужно собрать много бумаг. Обычно на создание рабочего места уходит немного денег, и проще заплатить самим, чем пытаться получить субсидию.

Физический барьер преодолеть проще, чем стереотипы. К примеру, во время пандемии компании поняли, что все могут работать на удаленке, в том числе люди с инвалидностью. И оказалось, что люди с инвалидностью — прекрасный рабочий ресурс, который долгие годы игнорировали. Компании начали нанимать людей из регионов, а не только Москвы и Московской области, увидели, что у людей в регионах меньше выбор работы и они более мотивированы.

Люди с инвалидностью — прекрасный рабочий ресурс, который долгие годы игнорировали

Если говорить о ритейле, во время пандемии ситуация ухудшилась. Например, слабослышащим людям стало работать сложнее: раньше они считывали информацию по губам, а сейчас все в масках. Многим пришлось уйти в отпуск за свой счет или вовсе уволиться, но с другой стороны появилось больше удаленной работы, например в Вайлдберис, Озоне.

Государство тоже участвует в трудоустройстве людей с инвалидностью, например через центры занятости. Но проблема в том, что их работа малоэффективна, потому что инклюзивность — не главная задача для них. Мы же занимаемся именно ею и собираем успешные практики инклюзивности со всего мира. При этом готовы обучать другие организации и передавать опыт всем, кому это интересно.

Если ваша компания хочет развивать инклюзивность в России и нанимать людей с инвалидностью, но есть сомнения или вопросы, можно обратиться за консультацией в Перспективу:

по электронной почте к Алене Назаровой — nazarova@perspektiva-inva.ru

через сайт РООИ «Перспектива».

Консультации бесплатные.

Войти через
А теперь — комментарии!
Осторожно

Что нельзя рекламировать

Одна компания использовала молитву в рекламе и получила штраф в сто тысяч рублей, другая назвала покупателей лопухами, и тоже ничего хорошего. Всё дело в законе о рекламе.
15 июня 2018
68076
171
22

Как ничего не пропустить

Подпишитесь в соцсетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах. Шутим, но не слишком смешно.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Момент...
Готово!
Проверьте почту, пожалуйста
Не получилось отправить :-|

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях — ну что ж! Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.