i
×

Издание для бизнеса.

Пишем о важном, разбираемся с ежедневными задачами предпринимателей, исследуем законы, транслируем опыт.

Меньше хайпа, больше пользы!

Каким будет мир, если все станут предпринимателями

Решили помечтать и представить мир, в котором все будут предпринимателями, от уборщика до президента. Добро пожаловать в одну из вероятных версий будущего — корпорацию «Россия»
22 октября
756
56
4

Итак, мы отправляемся в воображаемый мир, где каждый — предприниматель, но, чтобы не запутаться, нам нужно договориться о понятиях.

Сразу определимся, кого мы считаем предпринимателями. Предприниматель — это человек, который производит, продает товары или оказывает услуги, чтобы заработать. Еще он проявляет инициативу, берет ответственность на себя и рискует.

От чиновника или сотрудника предприниматель отличается тем, что провалы и успехи полностью принадлежат ему. А от государства его отличает цель: всё, что он делает, должно вести к прибыли. Поэтому предприниматель не может себе позволить неэффективные решения: он не покупает дешевую технику по дружбе, не тратит деньги на фейерверк в юбилей компании и не прощает долги.

Эксперт — Диана Гаспарян, кандидат философских наук, PhD, доцент, старший научный сотрудник Школы философии Высшей школы экономики. Записалa Светлана Дучак, редактор.

Результат будет важнее процесса

Всё, что будем представлять, мы назовём корпорацией «Россия».

В корпорации «Россия» нет наемного труда: чтобы в ресторане было чисто, его владелец заключает договор с уборщиком Анатолием. Уборщик не обязан находиться в ресторане восемь часов в день, но обязан сделать так, чтобы пол был чистым.

У Анатолия четыре клиента: ресторан и три кафе на улице Доватора. Он начинает работать в 7:30: моет пол в ресторане перед открытием, на эту работу тратит полтора часа, затем еще по часу на уборку в трех кафе.

В 12:00 у Анатолия обед, он перекусывает сэндвичем за полчаса и возвращается в ресторан, чтобы сделать влажную уборку перед бизнес-ланчем. На это он тратит час, а потом занимается бухгалтерией и рекламой до 16:00.

С 16:00 до 17:30 — небольшая уборка в трех кафе. А потом — душ и переговоры с новым клиентом. После переговоров Анатолий забирает сына из частного сада, они ужинают и играют до 20:30.

В 20:30 — уборка ресторана, в это время здесь наплыв клиентов, и нужно в течение полутора часов несколько раз протирать пол. Работа заканчивается в 22:00.

Анатолий сам закупает жидкость для мытья пола, тряпки и швабры, а с каждой сделки откладывает 10% — хочет купить моющий пылесос, чтобы справляться с работой быстрее. С пылесосом на уборку одного помещения будет уходить на 20 минут меньше, а значит, он сможет взять еще два кафе на обслуживание.

Так же работают остальные: маркетологи, юристы, официанты, врачи и учителя.

К работе каждый относится серьезно: не получится просидеть восемь часов, делая вид, что работаешь, а потом прийти за зарплатой. Каждый рубль нужно заработать, поэтому приходится учиться, докупать оборудование, придумывать уникальные методики и отвечать за качество, а еще реклама, переговоры, бухгалтерия. Все знают: немного расслабишься — и клиенты уйдут.

Онлайн-демократия

Мир предпринимателей невозможен без демократии. Отношения между гражданами и государством будут строиться как отношения между клиентами и исполнителями: граждане поддерживают тех политиков, которые оказывают качественные услуги. Если качество хромает, выбирают других.

Президент будет управленцем, который работает как глава крупной корпорации с консультантами, аналитиками и помощниками. И вся группа поддержки нужна не номинально, чтобы выполнять царские указы, а реально, как партнеры.

И, конечно, президент будет выборным, ведь никто не может оказывать услуги качественно двадцать лет подряд. Если в честной конкурентной борьбе выдвигается новый политик с обещанием больших благ, электорат выбирает его.

Демократические процедуры будут продуманы технически, появится онлайн-голосование.

Например, у каждого предпринимателя в таком мире есть личный кабинет на сайте вроде Госуслуг. В этом кабинете можно отслеживать процент выполнения обещаний президента, оценивать качество его услуг. Если процент падает ниже, допустим, 60%, появляется красный сигнал и опрос: оставить этого президента или сменить.

Предприниматели голосуют, и президенту либо дают шанс исправиться, либо выбирают нового.

Возможно, в этом же сервисе появится функция распределения налоговых платежей. Предприниматель обязан заплатить 6% с дохода, но он сам выбирает, куда пойдут эти деньги. Хочет — отдает на ремонт дорог, хочет — на защиту экологии. Ремонтники и экологи здесь же отчитываются о тратах и стараются показать, что они самые нужные и эффективные.

Что будет с религией в мире предпринимателей

О религии предпринимателей писал Макс Вебер. Современный капитализм — это следствие протестантизма, ответвления в христианстве, которое пришло на смену католичеству. Этот капитализм вдохновляется одной целью — бесконечным ростом прибыли.

В обычном капитализме предприниматель — человек, который хочет заработать побольше денег, чтобы хорошо жить. Но, согласно Веберу, если в какой-то момент предприниматель скажет: «Всё, я уже достаточно заработал, теперь хочу наслаждаться жизнью», — он перестанет быть предпринимателем и покажет, что никогда им не был.

Настоящий предприниматель работает не для того, чтобы сменить двухкомнатную квартиру в Челябинске на трехкомнатную в Москве, а чтобы всегда стремиться к росту. Он должен думать об успехе своего предприятия, а не о личном комфорте. Он отказывается от себя ради этого успеха и одержим прибылью ради прибыли.

Успешен тот, кто всегда ведет свое предприятие к росту, поэтому получается, что предприниматель — это человек, который ведет абсолютно монашеский, аскетический и в этом смысле религиозно-ценностный образ жизни.

Отсюда зарисовки из жизни, когда мы видим миллиардеров в рваных носках, которые работают без сна и отдыха. Их единственная цель — привести свою компанию к максимальной прибыли. Они живут и умирают, не видя ничего, кроме максимизации прибыли. Такой способ вести бизнес делает его абсолютно религиозным проектом. В этом есть элемент жертвенности и забвения себя во имя цели, которая превышает человека.

Вебер полагал, что этот тип капитализма появился благодаря протестантизму, сменившему католицизм. Согласно протестантизму, никто из нас не знает, будет ли он спасен для жизни вечной или ввергнут в ад. Человеку неведомы божественные планы, поэтому всё, что мы можем делать в условиях незнания, — упорно трудиться, думая о пользе дела.

Вместо налоговой — управляющие компании

Даже если общество полностью нацелено на получение прибыли, остаются области, которые не получится отменить, например безопасность и здравоохранение. Сейчас услуги, например, безопасности, школьного образования и ремонта дорог монопольно предоставляет государство.

Налоги — это принудительная плата за государственные услуги от работы полиции до ремонта дорог. В мире, где все станут предпринимателями, эти услуги будут оказывать частные компании, а граждане смогут выбирать, к кому обращаться. Это похоже на то, как сейчас мы выбираем управляющую компанию для обслуживания дома.

Поменяется форма взимания налогов, но сами платежи не исчезнут. Контролировать их оплату будет рынок. Если у компании нет договора на поддержание общественного порядка, лечение пенсионеров или переработку пластика, с ней никто не сотрудничает.

Если у компании нет договора на поддержание общественного порядка, лечение пенсионеров или переработку пластика, с ней никто не сотрудничает

Для контроля рынок будет использовать репутационные рычаги: без договора с управляющей компанией предпринимателя не будут рассматривать как партнера.

Банк «Одуванчик» не успел продлить договор на услуги полиции по защите от грабителей, для клиентов он слишком ненадежный, и они переводят свои деньги в Модульбанк.

Если компания не потрудилась защитить себя от старости, грабителей, экологических катастроф и банкротства, значит, завтра она может исчезнуть, не выполнив свои обязательства. С такой компанией небезопасно сотрудничать, поэтому ее вытесняют с рынка.

Сейчас часть налогов взимается автоматически: НДС включается в стоимость продуктов, подоходный налог платят работодатели. У предпринимателей оплата каждого налога будет осознанной и адресной, и скорее это будут горизонтальные платежи.

Яндекс-полиция и пожарные по подписке

За услуги полиции, пожарных и спасателей можно будет платить двумя способами:

  • по факту. Вызвали полицию, чтобы усмирить буйного соседа, она выставила счет: оплачивайте, пожалуйста;
  • заранее. Это может быть страховая система отчислений или что-то вроде подписки: каждый месяц вносите небольшую сумму, а услугами пользуетесь по необходимости.

Скорее всего, произойдет укрупнение рынка — не до монополий, но будет не десять охранных и пожарных компаний, а две-пять, например, как сейчас с поисковыми системами и операторами связи. Появятся Яндекс-полиция и Гугл-секьюрити, которые будут бороться за клиентов — стараться быстрее обрабатывать заявки или раздавать промокоды на первый вызов наряда.

Какой вариант оплаты полиции вы бы выбрали?

Еще возможен вариант с управляющими компаниями: они возьмут на себя функции полиции, пожарных, МЧС и будут включать стоимость этих услуг в общий счет на обслуживание дома.

Не все предприниматели будут успешными

Среди предпринимателей будут успешные, средние и неуспешные. Проблема неравного распределения благ только усилится. Принципиально решение этой проблемы не будет отличаться от нынешнего.

Хоть мы и говорим об абсолютно капиталистическом обществе, за его механизмами всё равно стоят живые люди. А люди — это существа с определенными человеческими характеристиками, среди которых способность поставить себя на место другого и сострадать.

Сострадание — общечеловеческое качество, но появляется оно у нас не из альтруистических мотивов, а потому что мы понимаем: завтра и я могу оказаться на месте неудачника.

Но по каким бы агрессивным законам ни был построен рынок, предприниматель всегда рассматривает ситуацию с двух точек зрения — краткосрочной и долгосрочной. И каждый эффективный предприниматель в состоянии понять, что в долгосрочной перспективе ситуация с успешностью может меняться: сегодня у меня богатая корпорация, а завтра я банкрот. И в рамках любой эгоистической стратегии выживания возникнет мысль: «А что буду делать я, если всё потеряю?»

В рамках любой эгоистической стратегии выживания возникает мысль: «А что буду делать я, если всё потеряю?»

Думая об этом, каждый успешный предприниматель создает страховые лакуны для поддержки неуспешных. Это могут быть:

  • страховые компании. Успешные предприниматели покупают страховку на случай банкротства. Часть денег идет на компенсации для уже обанкротившихся компаний, а часть страховая забирает себе;
  • благотворительные фонды. Фонды живут за счет пожертвований, а деньги тратят на помощь предпринимателям, которые не могут платить за свое лечение и учебу детей.

В такой модели страхования есть экономическое соображение: чем благополучнее другие, тем успешнее мое взаимодействие с ними. Но есть и психологический мотив — потребность человека видеть вокруг себя счастливых людей. Если меня окружают несчастные люди, моё ощущение счастья тоже уменьшается. Поэтому человеку свойственно тратить избыток денег на благополучие других.

О пенсии придется заботиться самому

В мире предпринимателей не будет взносов в форме принудительных платежей и пенсий в привычном смысле. В этом мире возможно несколько вариантов: владелец успешного бизнеса передает дело детям и получает дивиденды со свой доли или живет на доход от инвестиций в частные фонды. Если же бизнес неуспешен, его владелец в старости получает минимальные платежи из страховых фондов.

Вместо Пенсионного фонда сложится система частных фондов, по принципу управляющих компаний. Возможно, появится обязательство инвестировать некую сумму, чтобы иметь доход в старости. Но как и куда инвестировать, люди будут выбирать сами.

Банки, фонды и финансовые организации будут конкурировать за пенсионные деньги. Вместе с конкуренцией возрастут риски: можно вложиться в фонд и прогореть или наоборот, как-то удачно разместить свою будущую пенсию. Появятся и страховые механизмы: не откладывать на старость и провести ее в нужде будет невозможно. Общество выработает рычаги, чтобы побуждать людей заботиться о своих пенсиях.

Минимальное благополучие в старости выгодно всему рынку. Старость — это угасание потребительского интереса, поэтому капитализм будет держать людей молодыми до самой смерти.

Старость — это угасание потребительского интереса, поэтому капитализм будет держать людей молодыми до самой смерти

Если кто-то решит совсем не думать о старости, ему об этом напомнят. Потому что общество предпринимателей не хочет видеть рядом с собой беспомощных и финансово нестабильных людей. Это невыгодно: предпринимателям нужны покупатели, даже если они на пенсии.

Платные школы усилят расслоение между успешными и неуспешными

Всё образование станет платным: от детских садов до университетов. Бесплатного среднего образования, как сейчас, не будет. Школы будут разными: дешевые с уроками по уборке дворов, торговле готовыми товарами и оказанию бытовых услуг и элитные. В расписании элитных школ стоят уроки по биг-дате, продажам в сегменте люкс и конной езде, философии, искусству.

Элитное образование менее прагматично и ориентируется на развитие духовного начала, мышления и вкуса. Дорого обходятся уроки по искусству мышления и кружки творцов, потому что именно эти навыки нельзя передать искусственному интеллекту.

Элитное образование менее прагматично и ориентируется на развитие духовного начала, мышления и вкуса

Успешные предприниматели отдают своих детей в элитные школы, и те имеют больше шансов тоже стать успешными. Дети бедных родителей посещают дешевые школы, если им никто не оплатит элитное образование. Через два-три поколения расслоение между успешными и неуспешными только усилится.

Но сила рынка в том, чтобы работать на долгосрочную перспективу. Поэтому крупные компании будут вылавливать одаренных детей, оплачивать им образование, выдавать субсидии или льготы. Мотивация компаний — получить от одаренного ребенка в будущем технологии или изобретения, которые помогут увеличить прибыль.

Никаких войн за ресурсы и рынки сбыта

Когда растет рынок, войны сокращаются. Конечно, сохраняются экономические войны, но это борьба без оружия, в виде глобальной конкуренции всех со всеми. А вот война за ресурсы и территории в мире предпринимателей невыгодна. Любая война — это трата ресурсов.

У североамериканских индейцев был удивительный ритуал, потлач. Одно племя в полной военной амуниции приходит к другому со всем своим имуществом: скотом, оружием, посудой, драгоценностями. В племенах, где приносили человеческие жертвы, брали еще детей и женщин. Внешне всё выглядело как объявление войны.

Но вместо убийств племя сжигало, ломало и уничтожало свое имущество перед другим племенем. Исследователи долго не могли понять скрытый умысел такой расточительности. Вскоре объяснение нашлось: так племена показывали свою силу и авторитет:

«Я достаточно могущественен, чтобы лишиться этого богатства. Ведь это только малая часть того, что у меня есть».

В этой немного варварской демонстрации силы, богатства и превосходства точно нет экономической логики капитализма. Это вообще не экономическая модель.

Зато эта модель соответствует логике военных конфликтов, при которых тоже расходуется огромное количество ресурсов. И чаще всего неоправданно.

В корпорации «Россия» войн не будет, потому что уничтожать ресурсы невыгодно. Но всё же останется антидемпинговая политика — когда товары жгут, давят или топят, чтобы не продавать по низким ценам. Здесь работает экономическая логика: как только товаров становится меньше, уровни спроса и предложения выравниваются, и цена возвращается в норму.

Один из самых ярких примеров стихийной антидемпинговой политики — знаменитое «Бостонское чаепитие».

Когда к берегам Бостона подплыли британские корабли с неадекватно дешевым чаем, американские торговцы совершили диверсию — выбросили 40 тонн чая за борт корабля, только чтобы не продавать его по демпингово-низким ценам.

Экономика в мире предпринимателей будет следовать этой же логике: если обстоятельства складываются так, что цена падает до минимума и мы хотим этому противостоять, значит, нужно уничтожить часть товара.

Рабский труд исчезнет, а проституцию и наркотики легализуют

Рабский труд — самый непроизводительный труд в мире, поэтому вряд ли его будут использовать в предпринимательском обществе. Даже если мы легализуем рабов, этот труд сам себя отменит как рабский, потому что рабы могут существовать только в тени. Никто не должен знать, что предприниматель не платит рабочей силе, иначе рынок задавит его антидемпинговой политикой.

На винодельне «Розовое вино» виноград собирают и перерабатывают рабы. Пока о рабах никто не знает, винодельня может продавать свое вино дешевле, чем конкуренты.

Но если о рабах узнают другие компании, им это не понравится, они начнут протестовать и требовать у «Розового вина» оплачивать труд рабочих. Потому что конкурент с низкими ценами на вино невыгоден.

Свободные сборщики будут бороться за отмену рабского труда, чтобы самим не оказаться в роли рабов.

В мире предпринимателей будут легализованы проституция, продажа наркотиков и органов. Возможно, этот бизнес будет выгодным, ведь здесь, в отличие от рабского труда, есть элемент воли: хочешь — продавай почку, не хочешь — не продавай.

Сразу после легализации появятся компании, которые будут разъяснять людям, что не так с этим бизнесом. Они будут предлагать что-то вроде платных консультаций, выпускать литературу, просветительские фильмы и ролики. Будут рассказывать, почему продавать почку опасно: «Да, конечно, вам заплатят 20 000 $, но с одной почкой придется потратить 200 000 $ на лечение, чтобы не умереть». И уже получив информацию, человек будет выбирать.

В мире предпринимателей, как и сейчас, будут работать две системы ценностей: судебная и этическая. Объясним с помощью Канта.

Кант считает, что в любой ситуации ложь недопустима и лжи во благо не существует. Например, вашего соседа по лестничной площадке грабят, а вы не можете позвонить в полицию, потому что телефон разрядился. Единственное, что вы можете — выйти и как-то припугнуть грабителей.

Допустим, вы решаетесь на маскарад: достаете из шкафа дедушкину форму полицейского, надеваете ее и идите к грабителям. Они вас видят, пугаются, но вместо того, чтобы убежать, убивают соседа.

В суде вы объясняете, что произошло, и суд решает, что вы виновны в убийстве по неосторожности. Кант считает, что если бы вы не притворились полицейским, с вами и соседом всё было бы не так плохо.

Это типичный пример, когда судебная логика одна, а этическая другая. Мы вроде понимаем, что не нужно было наряжаться в полицейского, ведь если что-то пойдет не так, всех посадят. Юридически это верно, но этически что-то в нас восстает, и мы говорим: «Нет, надо было спасать соседа, всё правильно».

Поэтому даже если проституция и продажа органов легализованы, а наркотики продаются в каждой «Пятерочке», в обществе остаются этические ограничения.

Плюс компании из отрасли развлечений будут бороться с наркокартелями за потребителей. Например, разработчики компьютерных игр станут выпускать антинаркотическую рекламу, а их лоббисты продвинут закон о маркировке: на этикетках наркотиков появятся предупреждения о вреде, как сейчас на сигаретах и алкоголе. Так рынок снизит сверхприбыли наркокартелей.

Корпорация «Россия» — это утопия

Предпринимателем можно быть только по собственной воле. Поэтому модель, которую мы создали, — во многом утопия или мысленный эксперимент. Дело не в том, что это трудно реализовать на практике, а в концептуальных сложностях. Никто не может заставить другого предпринимать ни бонусами, ни угрозами, потому что в основе стремления к эффективности всегда лежит добрая воля.

Никто не может заставить другого предпринимать ни бонусами, ни угрозами, потому что в основе стремления к эффективности всегда лежит добрая воля

Есть еще одна причина утопичности мира предпринимателей — это сегрегация общества. Вообразим, что у нас в обществе всего десять человек, и каждый из них решил быть предпринимателем. Они не смогут взаимодействовать друг с другом только как предприниматели. Получится, что каждый или работает в одиночку, или пытается нанять другого для своего проекта. Поэтому, как только они начнут свое дело, сразу возникнет потребность в наемном труде.

Представить, что предприниматель нанимает других предпринимателей, невозможно. Если же все предприниматели попытаются работать в одиночку, получится неэффективно. Бизнес — это система, где есть те, кто несет риски, и те, кому делегируются обязанности. В обмен на выполнение функции сотрудники получают вознаграждение — деньги и некое спокойствие: «Я сделал свою работу и спокоен за результат, потому что моя должностная инструкция четко прописывает, что я должен, а что нет».

У предпринимателя же нет должностной инструкции, он живет в неопределенности, а это тяжелая психологическая и экзистенциальная работа. Поэтому каждому предпринимателю, чтобы быть эффективным, нужны исполнители.

Свежак

Что делать с лишней едой в кафе

Каждый год в России выбрасывают 17 000 000 тонн еды. Эта еда не всегда испорченная, и ею можно было бы накормить бездомных и бедных, но ресторанам проще и безопасней еду утилизировать, а не раздавать. Разбираемся, почему так.
8 ноября
413
27
4
Вот так история

Пять дел о схемах с ИП

Одной компании присудили доплатить налоги и штрафы на миллион рублей, потому что она заключала договоры услуг с ИП, а надо было заключать трудовые.
25 сентября 2018
10201
18
14

Как ничего не пропустить

Подпишитесь в соцсетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах. Шутим, но не слишком смешно.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Момент...
Готово!
Проверьте почту, пожалуйста

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях — ну что ж! Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.