Издание для бизнеса.
Меньше хайпа, больше пользы!

Пишем о важном, разбираемся с ежедневными задачами предпринимателей, исследуем законы, транслируем опыт.

Проект Модульбанка

Написать в редакцию: editors@modulbank.ru

Проект ведут — Yellow Yeti

Дизайн — Интуиция

Веб-разработка — Кортекс

«Одевали в доспехи актеров Кончаловского, компьютерных героев и даже медведя»

История доспешной мастерской из Петербурга
«Одевали в доспехи актеров Кончаловского, компьютерных героев и даже медведя»
19 декабря 2022
638
1

Почти 15 лет семья Евгения Сокола и Елизаветы Радзивилл создает доспехи из кожи, ткани и металла для героев исторических фильмов и косплееров со всего мира. Они начинали работать в однокомнатной квартире, а сейчас снимают мастерскую на 1250 м². Поговорили с ними о том, какой случай научил их всегда брать предоплату, как бизнесу помог Робин Гуд и почему в их мастерской ремнерез никогда не назовут страп-куттером.

Эксперты — Евгений Сокол, совладелец и главный художник мастерской SokolWorkshop, и Елизавета Радзивилл, совладелица и финансовый директор мастерской SokolWorkshop. Записалa Мария Лебедева.

Как мы начали создавать изделия из кожи

Елизавета: В 2005 году, работая в найме в строительной сфере, мы задумались о запуске своего бизнеса. На его идею нас натолкнуло желание Жени научиться играть на волынке. Учитель, которого нашел муж, сказал, что для обучения нужно купить музыкальный инструмент, и поделился контактом мастера по волынкам. Женя встретился с ним и узнал, что тот из-за занятости не успевает шить кожаные мешки для них. «Не хочешь подработать?» — спросил он Женю.

Евгений: Я согласился, потому что с детства был приучен работать руками. Мои родители — скорняки (мастера по выделке меха. — Прим. ред.), я со школьных лет помогал им. Первый мешок для волынки получился отлично, мастер его одобрил, и я сшил еще несколько. За это он бесплатно изготовил для меня инструмент. Мы подружились и стали вместе ездить по историческим фестивалям, а я с тех пор заинтересовался кожей.

Евгений с той самой волынкой

Елизавета: Меня тоже привлекал ремесленный труд: я с детства любила рукоделие, плела вологодское кружево. На одном фестивале Женя увидел кожаную флягу, стилизованную под древнюю. Она его впечатлила, и он решил сделать такую же. Когда мы озадачились покупкой кожи для этого, узнали, какой разной она бывает. Обложка паспорта, дубленка, седло — для этих вещей нужны разные ее виды. Мы поняли, что направлений в работе с кожей много, и начали экспериментировать.

Как мы превратили кожевенное дело в бизнес и несколько лет искали свою нишу

Сначала отталкивались от запросов клиентов. Ими на первых порах были музыканты и реконструкторы (воссоздают быт, ремесла и боевое искусство древности. — Прим. ред.). Им нужна была стилизованная обувь, а мастеров не хватало. И мы стали шить на заказ, например, поршни (они же по́столы) — это обувь, сделанная из одного куска кожи и стянутая на стопе ремешком, который продет через отверстия по краю.

Детские поршни из бычьей кожи. В некоторых краях эту обувь носили даже в 50-е годы XX века

Еще мы создавали сувениры для гостей исторических фестивалей. Начали с того, что сделали на пробу несколько пар обуви, сумок, кое-какие аксессуары из остатков — и на первой же ярмарке в 2007 году все продали. Увидели, что спрос есть, и решили погрузиться в это дело — уволились с работ, продали машину. Расчет был таким: освоим ремесло, а потом оно будет нас кормить, ведь нам нужно было растить маленькую дочь.

Сувенирная обложка на паспорт

Зимой сшили изделия для летних ярмарок, но распродали их уже весной. К работе привлекли двух родственников и даже дочь-первоклассницу — они шили, клеили, плели вместе с нами вещи по заказу.

Одна из первых исторических ярмарок, в которых мы участвовали

Однажды у нас заказали обувь 46-го размера. Мы не попросили предоплату, а заказчик отказался от готового товара. Такую пару продать нелегко — она несколько лет стояла у нас, пока все-таки не нашла своего покупателя. Этот случай научил всегда брать часть денег вперед — как минимум для закупки материала.

Чуть позже на нас вышли реставраторы — еще одно направление, которое мы открыли для себя. Реставрировать вещи интересно, но такие заказы редки, а нам хотелось стабильного дохода. Перспективнее показалась перетяжка мебели и автомобильных салонов.

Евгений: Я отучился в московской тюнинг-школе. Еще учеником стал получать заказы. Как-то раз меня попросили перетянуть салон автомобиля джинсовой тканью. Я спросил у преподавателя, получится ли использовать ее, он ответил: «Нет». А я все равно попробовал, и вышло здорово. Но скоро стало понятно, что художнику некуда расти в этом направлении.

Мы продолжали участвовать в ярмарках примерно раз в три месяца. Иногда к нам подходили люди и просили взять их в ученики — так у нас стали появляться подмастерья. Разные заказы приходили регулярно, работа была, но хотелось найти одну нишу и сосредоточиться на ней.

Как мы работали на юге и севере и в конце концов нашли свою специальность

Первое время мы жили и работали в маленькой квартире в Петербурге. Но оборудования становилось больше, и нужно было где-то хранить остатки кожи, поэтому мы сняли трехкомнатную квартиру и устроили мастерскую в одной из комнат. Когда появились подмастерья, задумались об отдельном помещении для работы: приглашать людей в квартиру было неловко.

Мы сняли часть мастерской у девушки, которая занималась кожаными масками. Иногда она делилась с нами клиентами, одним из них стал Робин Гуд. Это аниматор-лучник родом из Петербурга, который работал в замке «Львиная голова» в Сукко на черноморском побережье. Ему нужны была шапка, колчан и сапоги. Мы все сшили, он остался доволен и предложил нам поехать с ним. Замок, в котором он работал, — это конноспортивный театр, где артисты разыгрывают рыцарские турниры. Хозяин замка хотел обновить их доспехи, и весной 2010 года мы вместе с дочкой отправились туда. Работали по бартеру: с нас — костюмы, с хозяина — жилье и место для торговли своими изделиями.

Елизавета: В это время я начала создавать украшения-обереги. Увлекаясь этнографией и культурно-исторической психологией, узнала, что раньше украшения носили не только как символ власти и богатства, но и для защиты от недоброжелателей. И мне понравилась мысль создавать таких «помощников» для современных женщин.

Наши витрины с украшениями-оберегами

После первого лета в замке мы смогли купить машину. Даже для нашей дочки нашлась работа: Робин Гуд предложил ей быть Красной Шапочкой — собирать и приносить ему стрелы после состязания гостей в стрельбе из лука.

Следующие два года мы тоже ездили на юг. Предупреждали заказчиков и подмастерьев, что летом нас не будет, накануне отъезда брали побольше заказов, зарабатывали на дорогу и уезжали. Некоторые изделия доделывали на юге и отправляли клиентам почтой. А пока были у моря, собирали через знакомых заказы на осень.

Образ для аниматора. Мы все чаще работали с костюмами из кожи с тканевыми и металлическими элементами, и нам это нравилось

В Сукко зарабатывали за сезон в среднем 300 тыс. руб., маржа была небольшая — себестоимость умножали на два и получали цену изделия. Иногда приходилось ездить в Петербург за кожей и инструментами. После всех расходов в конце лета оставалась сумма, на которую можно было жить два-три месяца, работая над новыми заказами — для Хэллоуина, Нового года.

Евгений: Мне хотелось понять, действительно ли я художник или только мню себя им, и я решил вступить в Союз художников. Для этого нужно поучаствовать в трех выставках Союза, пройдя отборочную комиссию. Выставки проходят раз в год. Когда в портфолио есть три выставки и несколько рекомендаций от членов Союза, можно подать заявку на вступление. Но и на этом этапе ее могут отклонить — знаем, что есть люди, у которых за плечами десятки выставок, но в сам Союз им не удается попасть. Когда в 2012 году маститые художники приняли меня в свое сообщество с первой же заявки, у меня появилась уверенность в своих силах.

Работа Евгения Сокола «Багаж», которая в 2011 году заняла первое место на выставке современного искусства St. Petersburg Art Week
Работа «Старая вешалка» (2012) — вторая для вступления в Союз художников

Лето 2012 года мы провели уже не в замке в Сукко, а в Анапе — в доме, который сняли сами. Заключили договор с администрацией об аренде торгового места и пригласили на юг своих подмастерьев. Со временем поняли, что с костюмами для рыцарей нам нравится работать больше всего. Мы получали заказы на них в основном от театров. В конце концов решили, что хотим сделать доспехи нашими ключевыми изделиями.

Костюмы для шоу амазонок конноспортивного театра Park Extrim в Анапе на территории музея «Горгиппия»

В Петербурге в 2013 году к нам обратилась команда фильма «Викинг» Кравчука, и мы стали шить костюмы еще и для кино. Позднее по эскизам, гравюрам и музейным экспонатам мы создали десятки доспехов для фильма «Тобол» Зайцева. А потом еще костюм Микеланджело для «Греха» Кончаловского и одежду для других кинокартин и театральных постановок в крупнейших театрах Москвы и Петербурга.

Доспехи для фильма «Викинг» (2016)
Доспех военачальника из фильма «Тобол» (2018). Сейчас выставлен в Тобольском этнографическом музее
Иван Ургант в своей вечерней передаче рассказывает о выходе фильма «Тобол», держа в руках шлем, изготовленный нами
Костюм и обувь Микеланджело для картины Кончаловского «Грех» (2018). Выставлены в музее в итальянском городе Каррара

Что сегодня представляет собой наша мастерская

Сейчас мы работаем в Петербурге в мастерской на 1250 м², аренда обходится в 344 тыс. руб. в месяц. Это цех бывшей прядильной фабрики «Веретено». Когда мы въехали, помещение нуждалось в ремонте, поэтому пришлось вложить в него почти 6 млн руб. На 600 м² расположены три наших цеха: доспешный, обувной и швейный, — а также фотозона и склад для материалов и готовых изделий. Еще 600 м² сдаем в субаренду по 660 руб. за 1 м². А на остальных 50 м² устроили зону отдыха для работников и арендаторов. Хотим создать арт-пространство для людей, которые занимаются костюмами, — мы могли бы помогать друг другу в работе.

В команде 16 человек (до февраля 2022 года было 50 — пришлось сократить штат). Оплата труда разная: есть и сдельная, и сдельно-окладная, и просто оклад. Это зависит от должности сотрудника и его мастерства. Скажем, сложно определить, сколько стоит операция художника-бутафора (визуально состаривает вещи. — Прим. ред.): какое-то изделие он немного перекрасил, а какое-то полностью. Поэтому он работает на окладе. Оклад обычно от 35 до 55 тыс. руб. Размер сдельной оплаты определяется объемом выполненной работы, но, как правило, начинается от 40 тыс. руб. ФОТ (фонд оплаты труда. — Прим. ред.) в последние месяцы не превышает 800 тыс. руб.

Коммунальные услуги стоят в среднем 80 тыс. руб., включая долю субарендаторов. Зимой выходит дороже, чем летом.

Еще один постоянный расход — это материалы. Цена 1 дм² кожи (так ее измеряют на рынке) — от 15 до 70 руб. Стоимость металла начинается с 300 руб. за 1 м². Еще нужны химические составы для обработки, разная ткань, силикон и главное — оборудование. Его докупаем постоянно.

Мы начинали с советских швейных машин, подольских, потом поняли, что нужны современные. Часто находим их на «Авито»: когда какое-нибудь производство закрывается, машины выставляют на продажу. У нас в числе прочего есть фрезерный станок (обошелся нам в 300 тыс. руб. — самое дорогое оборудование в мастерской), вырубной пресс. Плюс в доспешном цеху мы сами создаем для себя инструменты.

Иногда приходится придумывать новые способы обработки кожи и изделий из нее, чтобы процесс был проще и эффективнее, — у нас есть уже три патента на эти изобретения.

Так из дерева делаем болванку для шлема и с ее помощью придаем коже форму
Такой средневековый боевой шлем стоит 510 долл. США (≈32 тыс. руб.)

Однажды мы купили энциклопедию старинных ремесел — репринтное издание конца XIX века. Среди инструментов кожевника там упоминается ремнерез — он позволяет ровно нарезать ремни. На современном рынке такое приспособление называют по-английски страп-куттерами. Вопреки распространению иноязычных синонимов мы предпочитаем русские слова. Так проще работать. Представьте: у вас подмастерье-новичок, и вы просите его подать вам страп-куттер. Он, скорее всего, растеряется. А вот ремнерез легче представить и сориентироваться.

Все оборудование нужно поддерживать в порядке. Мы регулярно вызываем для этого механиков. Некоторые из них берут плату за выход — скажем, 5 тыс. руб. Другие назначают цену каждой операции: например, починить одну машинку стоит 1,5 тыс. руб., а вторую — 500 руб. В среднем в месяц тратим до 6 тыс. руб. на обслуживание техники. Возможно, выгоднее было бы взять механика в штат на полдня со ставкой 30 тыс. руб. — размышляем об этом.

Для кого, кроме театров и кино, мы работаем

Мы создаем обувь, одежду и украшения не только для актеров, но и для косплееров, причем со всего мира. 98% частных заказов приходит из США и Европы, а также из Австралии, Кореи, ОАЭ, Турции и стран СНГ. Часто наше мастерство подтверждают награды, которые получают заказчики на кинофестивалях, конкурсах и фестивалях косплея. Например, за фильм «Викинг» художники по костюмам Владимир Никифоров и Дмитрий Андреев получили «Золотого орла» — высшую кинематографическую награду в России. Дмитрий Андреев за фильм «Грех» получил «Нику» — национальную кинематографическую премию.

Кстати, перед пандемией мы от мастерской тоже поучаствовали в групповом косплее скандинавских персонажей Рагнара и Лагерты и заняли первое место.

Пример частного заказа на костюм для косплея

Еще наши мастера создают дизайнерскую галантерею. Например, уже несколько лет мы сотрудничаем с модным домом Татьяны Парфеновой.

Евгений: Мы познакомились с ней в школе дизайнеров одежды Fresh Passion, где я учился. Она была там приглашенным экспертом. После обучения Татьяна предложила мне поработать вместе: она хотела создать сумку в виде грецкого ореха, и мы изготовили ее за несколько месяцев. После этого Татьяна стала заказывать у нас ремни, сумки, обувь для своих коллекций.

Сумка в виде грецкого ореха, с которой началось наше сотрудничество с Татьяной Парфеновой

Иногда театральные художники заказывают у нас необычные предметы реквизита. Есть спрос на эксклюзивные бизнес-подарки и вещи для частных коллекций. Например, как-то раз мы сделали доспехи для медведя.

Наши изделия стоят дорого. Средний чек частного заказа — 584 долл. США. В месяц получаем 70−90 заказов, за 2021 год их было около 900. В октябре того же года была максимальная месячная выручка — 59 тыс. долл. США.

Оборот компании по розничной продаже изделий

2020: ≈327 тыс. долл. США

2021: ≈529 тыс. долл. США

2022 (до декабря): ≈214 тыс. долл. США

Как мы выполняем заказы

Если к нам приходят с готовым эскизом, мы работаем по нему. Если эскиза нет, создаем его сами, но сперва выясняем у заказчика, какая задача у изделия, на что оно должно быть похоже. Можем изготовить макет или небольшой образец фактуры, чтобы клиент представил, как изделие будет выглядеть. Дальше согласуем с клиентом каждый этап производства, а перед отправкой готового изделия фотографируем его на манекене или человеке и показываем заказчику. Бывает, нас просят что-то изменить на этом этапе — мы меняем, снова согласуем и после отправляем заказ.

Костюм гладиатора для косплея стоит около 1,5 тыс. долл. США (≈95 тыс. руб.)

Мы научились так конструировать одежду, что человек может подогнать ее под свой размер с помощью ремешков, пряжек, шнурков. Это особенно важно для иностранных клиентов, которые не могут приехать на примерку.

Однажды корейская игровая компания заказала костюмы с точными мерками — их собирались оцифровать для персонажей компьютерной игры. Мы сами создали эскизы по описаниям, согласовали их, создали модели, распечатали манекены по меркам и сшили по ним костюмы.

Если заказ оптовый, к примеру доспехи для целой армии, мы перестраиваем производство с ателье, когда один мастер занимается одним изделием, на конвейер: между мастерами распределяются не изделия, а операции. Так мы ускоряем работу. Если нам нужно создать украшение из серебра или золота, передаем задачу на аутсорс профильным мастерам. Все остальное делают наши специалисты.

О продвижении в России и за рубежом после введения санкций и о планах на будущее

В России о нас чаще всего узнают по сарафанному радио, хотя мы также ведем группу во «ВКонтакте». Там нас читают более 5 тыс. человек.

Еще работаем с амбассадорами. Например, сшили костюмы для викингов и подарили промокод со скидкой для их аудитории в соцсетях. Подписчики узнали о нас и в свою очередь сделали заказы. Из популярных в России блогеров сотрудничали с Анной Синицей: мы сшили платье ее мечты, она опубликовала фото в нем, и несколько раз у нас заказывали такое же для свадеб.

* Meta признана в России экстремистской организацией. Ей принадлежат соцсети Facebook и Instagram, которые запрещены в РФ

Иностранцы находят мастерскую в Instagram*, Pinterest, через сайт (их ведем на английском языке), а также на международной торговой площадке Etsy. Еще делаем имейл-рассылку по клиентам.

До февраля у нас был свой магазин на Etsy, где мы продавали изделия и рекламировались. Но после введения антироссийских санкций площадка запретила нам работать. Это испугало нас куда сильнее, чем пандемия: в тот период мы не потеряли, а, наоборот, выросли в два раза. После февраля отношение клиентов-иностранцев к нам не изменилось, но нужно было придумать, как работать с ними дальше. Мыслей релоцировать бизнес у нас не было: мы к своей земле корнями. Какое-то время жили за счет тех заказов, которые были в очереди на 2,5 месяца вперед.

В конце концов обратились в Российский экспортный центр, где с нами поделились телефонами компаний, которые зарегистрированы в других странах, но владельцы которых при этом живут и платят налоги в России. Через них мы смогли вернуться на зарубежный рынок и вместо одного магазина на Etsy открыть три и еще один — на Amazon. Компания-посредник принимает оплату от наших клиентов за границей в валюте, потом официально переводит деньги из дочерней в материнскую компанию в России, а здесь российская рассчитывается с нами. И мы по-прежнему честно платим налоги.

Что планируем на будущее? Во-первых, выйти на прежние обороты. Во-вторых, удвоить их. В-третьих, масштабно заявить о себе на азиатском рынке. Нам приходят заказы оттуда, но не так много. За годы работы мы пережили три кризиса в стране и продолжали расти, потому что работали головой, искали решения. Думаем, и из этого кризиса выйдем с плюсом.

Дарим MacBook за открытие счета

Откройте счет в Модульбанке до 31 января 2023 года и получите шанс выиграть один из трех MacBook Air M2, год бесплатного обслуживания и линейку выгодных тарифов.

Принять участие
Вот так история

Семь дел о схемах с ИП и самозанятыми

Одной компании присудили доплатить налоги и штрафы на миллион рублей, потому что она заключала с ИП договоры услуг, а надо было заключать трудовые
25 сентября 2018
31020
24

Как ничего не пропустить

Подпишитесь в соцсетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах. Шутим, но не слишком смешно.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Момент...
Готово!
Проверьте почту, пожалуйста
Не получилось отправить :-|

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях — ну что ж! Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.