i
×

Издание для бизнеса.

Пишем о важном, разбираемся с ежедневными задачами предпринимателей, исследуем законы, транслируем опыт.

Меньше хайпа, больше пользы!

Вы можете спокойно рассказать свою историю — мы ничего никому не выдадим

17 апреля
1657
102
7

Светлана Ахметдинова открыла первый ЛГБТ-френдли-цветочный в России. Она рассказала, как поняла, что никто не крутит букеты для этой аудитории, зачем развивает проект в Самаре и Ростове и почему скрывает адрес своей офлайн-точки.

Героиня — Светлана Ахметдинова, владелица цветочного магазина Frozz rose. Записалa Люба Саранина, редактор.

Ладно, иди что-нибудь делай, только не сиди дома

В начале 2010-х я делала документальные фильмы для «России 1». Потом грянул кризис: многие проекты закрывались, зарплаты урезали, да и телик уже не торкал — надоело работать под чьим-то руководством. Так в 2016 году я ушла на поиски себя: начала продавать суккуленты и бетонные горшки, а вскоре отучилась на флориста в Московской школе флористики и решила открыть цветочный магазин.

Суккуленты — растения со специальными тканями для запаса воды

У меня было всего 500 000 рублей. 50 000 из них мы с мужем выиграли в лотерею, часть накопили, еще часть родители подарили в честь рождения ребенка. Муж разрешил тратить их с условием: «Ладно, иди что-нибудь делай, только не сиди дома».

Чтобы открыть магазин, нужно было найти помещение. Но в Москве нельзя так просто взять и арендовать классную точку, я долго искала подходящий вариант. На Даниловском рынке сказали, что могут поставить меня в очередь: «Вы там где-то шестая». К тому же аренда точки с хорошим расположением стоила больше 120 000 в месяц, а тебе нужно сразу найти сумму в два раза больше, чтобы внести депозит.

В итоге я потратила 480 000 рублей:

аренда помещения на месяц

90 000

депозит за аренду

90 000

оборудование

200 000

закупка цветов

20 000

патентный сбор за квартал

80 000

Это был мой первый бизнес, но я понимала, что нужно брать всё самое дешевое. Я видела, как другие цветочники покупали холодильники за 200 000 ₽, а потом продавали их за бесценок, потому что на рынке много таких же неудачников, желающих срубить денег на низкобюджетном цветочном бизнесе. Все думают: «Сейчас я вложу 300 000 ₽, а 8 Марта заработаю на БМВ».

Я ни на какой БМВ не рассчитывала. Купила маленькую холодильную камеру за 50 000 рублей, а не трехметровую, как делают многие; дешевый стол, дешевую полку. У вас всегда будет возможность расширить точку, купить холодильник побольше, если вы поймете, что старый не справляется.

Я с самого начала стояла за прилавком. Это помогало мне анализировать собственные ошибки и экономить на зарплате. Месяц работы хорошего флориста стоит 90 000 ₽, и это очень много, поэтому больше половины смен закрывала я сама: вставала в семь утра, а возвращалась домой в одиннадцать вечера, так как живу далеко от Курской, в Подмосковье.

За семь месяцев я ни разу не вышла в ноль и получала стабильный минус в 30—35 тысяч. Это немного, но покрывать расходы магазина мне помогали сторонние виды деятельности: я уже пять лет зарабатываю на фондовом рынке.

Приближались 8 Марта и полгода работы магазина. Моя выручка стояла на месте и достигала 130 000 — 150 000 в месяц. 90 000 из них нужно было отдавать за аренду, еще 35 000 платить флористу. За счет праздников я вернула 200 000, но это не слишком помогло. Я решила остановиться, а не продолжать надеяться и тянуть лямку.

Я потеряла 300 000 рублей, но сумма могла быть гораздо больше. Я всегда говорю, что эти деньги я отдала за «реальный» бизнес-курс и на себе прочувствовала многие проблемы предпринимателей.

В 2019 году нельзя просто открыть некий цветочный или продавать некие носки

С 8 Марта у меня осталось немного прибыли — кажется, не больше пятидесяти тысяч рублей. На эту сумму я решила стартовать заново. Я понимала, что это снова будет цветочный. Во-первых, на эти деньги больше ничего и не откроешь. Во-вторых, я наконец начала понимать, какие ошибки допустила. Если раньше мне казалось, что я открою цветочный в закутке, и у меня попрет, то теперь точно знаю, что этого не будет. Завела инстаграм, и через него тут же пошло по 10 заказов в день? Нет, так тоже не работает. Но самое главное, я четко поняла: в 2019 году нельзя просто открыть некий цветочный или продавать некие носки — так ты не выделишься.

Толику в это озарение внесла одна девушка-маркетолог. Помню, за ночь я перечитала все посты и комментарии в ее инстаграме и именно там узнала волшебные слова УТП и ЦА. Я осознала, что целевая аудитория — не просто «женщина в возрасте от 28 до 35 с высшим образованием и доходом от 50 000 рублей». Придумывая Фроз роуз, я знала, что мне нужно сужаться до образа жизни и мыслей человека: что его беспокоит, кого он любит и кому доверяет. Позже эта маркетолог подписалась на наш аккаунт и периодически пишет про нас: «Учитесь, как люди умеют отстраиваться от конкурентов».

Мне хотелось предлагать крашенные в черный цвет гвоздики

Во время учебы на самарском журфаке у меня появился друг Стас. Он открытый гомосексуал, поэтому мне всегда была близка ЛГБТ-тусовка. В апреле прошлого года друг Стаса, Коля, попросил у меня цветы для своего парня. Я сказала, что без проблем всё сделаю. Я всегда общалась со Стасом, и у меня никогда не было мыслей о том, что он какой-то не такой или что мне надо прекратить с ним общение, чтобы он не заразил моих детей. Коля ответил: «Круто, что ты так легко и при этом с большим вниманием к этому относишься», — и дал мне пищу для размышлений. Я неожиданно поняла, что ЛГБТ — это совершенно четкая целевая аудитория, с которой при этом никто не работает.

Я закинула свою идею парочке друзей, и некоторые знакомые стали скидывать мне статьи: вот тут закрылся ЛГБТ-магазин, эти ушли в подполье, а другие вообще разорились. Всем, кто продавал атрибутику типа маек и флажков, стало слишком тяжело работать после принятия закона о гей-пропаганде в 2013 году. Да и в принципе всё ЛГБТ-сообщество спряталось по своим домикам, потому что выглядывать из них стало небезопасно.

У меня были опасения, что я не смогу раскачать эту нишу, но с другой стороны, у меня больше не было идей, а на рынке не было никого, кроме меня: я погуглила и не нашла ни одного цветочного в мире, который бы позиционировал себя как ЛГБТ-френдли. Я знаю известных флористов-геев, флористические магазины, которые держат гомосексуалы, но они работают для всех и без конкретного позиционирования.

К тому же я подспудно была уверена, что аудитория поймет флористику, которой я занимаюсь. Мне хотелось предлагать крашенные в черный цвет гвоздики, но для массовой публики гвоздика, да еще и черная — это только смерть и похороны. Во флористике есть понятие ширпотреба, когда цветочники собирают в один букет всё, что стоит в холодильнике: красные и синие цветы мешают с фиолетовыми и оранжевыми, не выверяют их по форме. Если взять цветы, скрутить их по спирали и перевязать ленточкой, то это еще нельзя назвать букетом. Тем не менее так выглядит всё, что стоит на Рижском рынке и в крупных оптово-розничных магазинах. И мои покупатели на Курской хотели именно такого.

Нас часто просят сделать сине-черный букет

Зато во Фроз роуз я получила, что хотела. Люди доверяют мне и наоборот, просят более экстравагантный букет — умоляют, только бы не 15 роз. И это очень вдохновляет.

Продала бэушный ноут, этого хватило на одну из фотосессий

Многие думают: «Разовью инстаграм параллельно с точкой, и он будет приносить деньги — будет полегче». Полегче не будет: точка должна окупать сама себя, и, если этого не происходит, ее надо закрывать и заниматься только инстаграмом, потому что он не просит денег за аренду.

Точка должна окупать сама себя, и, если этого не происходит, ее надо закрывать и заниматься только инстаграмом

В аккаунт первого магазина я буквально за четыре месяца нагнала шесть тысяч подписчиков, и это было очень легко: тогда существовали незаконные программы для массфоловинга, масслайкинга. Плюс сама аудитория еще была свеженькая: можно было написать любой текст, и его читали. В 2018 году всё стало сложнее. Инстаграм заполонили магазины, и, конечно, выделиться в цветочной нише стало крайне трудно. Теперь ты не можешь просто так нагнать качественную аудиторию массфоловингом. В общем, аккаунт точки на Курской завис с тысячей подписчиков, 70% которых были накрученными. Инстаграм приносил один-два заказа в месяц — просто смех.

В случае с Фроз роуз я уже понимала, что нельзя просто создать аккаунт и начать продавать: инстаграм должен быть готов к работе. Поэтому я затеяла серию из восьми фотосессий — начала в мае и закончила в августе. Так я набрала пул фотографий на четыре — пять месяцев вперед. На это ушло порядка 80 000 ₽ — по сути, копейки. Я вложила часть денег, которые вернула с Курской, плюс параллельно летом зарабатывала благодаря тем же соседям по поселку: кому-то пионы, кому-то букеты. Еще я попрощалась с частью своих вещей. Продала бэушный ноут, и этого как раз хватило на одну из фотосессий.

29 июля мы разместили в инстаграме первое фото и текст

Первой моделью стал Стас, дальше был Коля, за ним подтянулись друзья друзей, которым было интересно бесплатно посниматься. В качестве фотографа мы позвали мою коллегу с телика Лену: она только начинала, поэтому работала почти бесплатно для портфолио. При этом она была творческой, слышала меня, и те фотки, которые выстрелили на самом старте, — на 50% ее заслуга.

Многие сомневаются, что мы и дальше будем дотягивать до той планки, которую сами задали. Это действительно трудно, поэтому мы очень серьезно относимся к фотосессиям, стараемся, чтобы каждая рассказывала историю — пары или человека. Мы несколько раз предлагали посниматься для нас известным ЛГБТ-персонам: визажистам, дрэг-дивам, даже участнику шоу «Танцы». Но пока все под разными предлогами отказываются. Мы не в обиде! Понимаем, что кто-то не готов ассоциировать себя с сообществом, а для кого-то мы не слишком медийные.

Не представляю, о чём бы я могла писать для гомосексуалов

Я понимала, что развивать бизнес в одиночку невозможно и глупо, сразу решила делегировать полномочия и искать людей, которые идеально подошли бы на свои позиции.

Встреча с нашим флористом — это удача. Съехав с Курской, я сняла помещение совместно с другой цветочной студией, которая закрылась буквально через месяц. Их флорист Вера осталась без работы — а я успела увидеть, что она очень талантливая. Помимо того, что она собирает красивые букеты, Вера очень четко придерживается бюджета и умеет считать деньги.

Соцсетями занимается Стас. Его слог цепляет, заставляет думать и комментировать, что мы сейчас и видим в своем аккаунте. Я всегда ему говорила: «Почему ты не работаешь на телике? С твоим слогом ты можешь поднимать массовые восстания». Конечно, у меня тоже получилось бы писать посты, но получилось бы очень пресно.

Важно, что Стас сам из ЛГБТ-сообщества

Я не представляю, о чём бы я могла писать для нашей аудитории. Со стороны посмотреть, мне чужды проблемы ЛГБТ. Меня не буллили и не задирали. У меня есть муж, ипотека, дети — тоже свои истории, но, наверное, для какого-то другого блога. Какие дети могут быть интересны гомосексуальной паре, когда им в принципе запрещено иметь детей? Стас пишет про токсичные отношения, внутреннюю гомофобию, принятие себя и пытается как-то продвинуть идеи всеобщего равенства, личных прав и свобод. Он часто повторяет: у нас нет времени ненавидеть. Поэтому все наши посты так или иначе про любовь — к людям и себе.

Мы не машины по зарабатыванию денег на геях и лесбиянках

Инстаграм-магазину нужен минимум год, чтобы выйти в ноль или небольшой плюс, и сейчас мы находимся в процессе раскрутки.

Через три недели после начала работы мы заказали рекламу у одного из ЛГБТ-пабликов. Оттуда сразу пришло человек 600, и в конце августа мы получили первые заказы. Пару раз мы набирали аудиторию через блогеров — это работало и обходилось очень недорого, от 3 до 8 тысяч рублей.

Дальше были бесплатные публикации в Вандерзине и Лайфхакере, а в ноябре мы бесплатно поставляли букеты для членов жюри ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок» в Петербурге. Мы понимали, что от офлайн-истории не будет большого выхлопа. Нам было важно поддержать людей, которые делают такое важное событие, и заявить о своем существовании.

Мы в любом случае стараемся пробовать разные каналы продвижения. Так мы со Стасом дали бесплатное интервью ютуб-каналу «Тридцатилетние», хотя понимали, что его вряд ли посмотрит много людей. Нам хотелось, чтобы подписчики увидели, что мы не машины по зарабатыванию денег на геях и лесбиянках. Многие думают: «Ой, всё понятно, решили хайпануть на теме, срубить бабла». Кстати, по итогу «Тридцатилетним» действительно не дали таргетировать это видео: тематика слишком либеральная. Если остальные их ролики набирали по сорок — шестьдесят тысяч просмотров, то у нашего только тысяча.

Зато я изначально понимала, что нам будет легко продвигаться с помощью таргетинга. Поскольку мы одни из флористов в нашей стране ориентируемся на ЛГБТ, то и цена за клик для нас не поднимается выше семи рублей — при том, что обычно для Москвы и ниши цветов обычно клик обходится в 20-30 рублей. Мы четко знаем, где искать свою аудиторию: у каких блогеров она может сидеть, в какие заведения ходит. А дальше, как говорит наш таргетолог, работает УТП на ЦА: мы не просто говорим что мы ЛГБТ-френдли-цветочный и прикладываем некие фотографии букетов. Посты полностью отображают всю нашу идеологию. Поэтому благодаря таргету к нам за месяц пришли около 800 живых подписчиков.

Еще мы решили подарить цветы кому-нибудь из российских звезд. Нашли телефон Александра Гудкова, и он сразу откликнулся в вотсапе. Он не выкладывал фотографии с нашим букетом в соцсетях, но мы изначально писали, что не хотим от него никакой рекламы — нам просто хотелось подарить ему цветы, потому что нам кажется, что мы одинаково шутим.

Всё это — попытки засветиться, которые либо будут удачными, либо провалятся, но при этом с нас ничего не убудет. С тем же посылом мы вручали вырвиглазные синие хризантемы Собчак. Опять же, она не упоминала нас в своем инстаграме, мы знали, что у Ксении есть контракт с другим флористическим магазином, но вдруг она возьмет нас на заметку и на досуге зайдет в наш инстаграм.

Одна девушка хотела, чтобы нас расстреляли

Есть единичные мужчины и женщины, которые скрываются под какими-то аккаунтами без фотографий и периодически пишут нам: «Вот бы вас всех куда-нибудь сослать» — но это бывает крайне редко. Пока мы существуем без очевидных хейтеров в аккаунте.

Зато гомофобы встречаются в таргет-рекламе. Иногда попадаются люди, которым не интересен наш контент, и под постом начинается шквал страшных комментариев. Одни начинают указывать на закон о запрете гей-пропаганды, другие обзывают моделей на фотографиях. Одна девушка даже хотела писать в поддержку фейсбука, чтобы нас заблокировали, предали анафеме и в лучшем случае расстреляли. С другой стороны, комментарии под рекламой повышают ее эффективность, увеличивают охват. Мы не удаляем негативные комментарии: понятно, что нереально изменить точку зрения людей, пока она не начнет меняться на уровне государства.

Куда чаще нам бывает не по себе от комплиментов. К примеру, один парень заказывал у нас букет, а потом длинно и много благодарил, зачитывал нам строчки из Евы Польны, говорил, что не хочет расставаться с этими цветами и закажет такие же себе. Мы были не готовы к такому: тебе кажется, что ты делаешь какие-то обычные вещи, а тебя в ответ благодарят словами «мы в шоке от того, что вы есть».

Мы поймем всё без неудобных и неэтичных вопросов

Многие удивляются: «Ну, наверное, геи геям цветы не дарят». Но почти половина наших заказов — букеты от мужчин мужчинам. Другие 50% делят между собой девушки и гетеропары. Поводы разные: например, в январе люди часто просили прощения с помощью цветов — у нас было четыре таких заказа.

Еще в январе был такой случай. Одна девушка влюбилась в девушку лучшей подруги. Чувство оказалось взаимным, но его приходится скрывать. Нашей задачей было сделать букет на день рождения, по которому должно было быть понятно, что он от любимого человека, но чтобы та самая лучшая подруга об этом не догадалась. Мы сыграли на двух цветах — красном и розовом — и выбрали строгую упаковку, чтобы никто ничего не заподозрил. Отправительница попросила сохранить конфиденциальность, но поделилась с нами своей историей. Для нас было важно рассказать ее у себя в инстаграме, чтобы напомнить людям: да, отношения бывают сложными, не нам судить друг друга, и не бывает черного и белого.

Очень многие представители ЛГБТ не хотят афишировать свои отношения, спрашивают, можем ли мы передать информацию о них, их телефоны, адреса, аккаунты третьим лицам. Мы уверяем, что это не в наших правилах. Многие спрашивают: «Чем ваши цветы отличаются от обычных букетов?» Да ничем. Это та же упаковка, стиль флористики, который развивают еще несколько цветочных в России. Но наша фишка — сервис: вы можете спокойно рассказать свою историю, скинуть все явки и пароли, и мы ничего никому не выдадим.

По той же причине к нам пришли несколько покупателей от других крупных флористических магазинов, работающих в том же стиле. Они скидывали фотографии предыдущих заказов, спрашивали, можем ли мы собрать что-то подобное. Можем, потому что различия между нами в меньшей степени заключаются в сборке, цветах и в большей — в сервисе. Клиенты могут доверить нам свои секреты и быть абсолютно уверенными, что мы поймем всё без лишних, неудобных и неэтичных вопросов, которые часто задают в других цветочных.

Периодически странные ребята пытаются выяснить адрес магазина

У нас есть офлайн-точка, но мы не раскрываем ее адрес.

Периодически до нас докапываются странные ребята, которые пытаются выяснить, где мы находимся, — со временем ты начинаешь чувствовать таких людей по переписке. Когда человек хочет заказать букет, он пишет более эмоционально, со смайликами, многоточиями. А бывают странные односложные вопросы. Или, например, человек просто пишет «розы», в то время как наша аудитория подробно описывает букет, предлагает сочетания цветов, приводит примеры.

Или, бывает, говорят: «Я хочу приехать сам. Где вы находитесь?» При этом в аккаунте у человека одна подписка, и на него подписан один человек. Всё это и так выглядит очень подозрительно, а он еще и требует от нас адрес. Мы стараемся аккуратно объяснять, что мы не раскрываем свое местоположение. Нам действительно страшно. Вдруг к нам придут вшестером, и мы вдвоем с Верой не сможем дать им отпор.

Важно, чтобы от флористов не звучало словечек типа «гомосеки»

Я выбрала узкосегментированный бизнес, масштабировать его можно только за счет регионов. Открывать магазины у каждого метро и пытаться застолбить новые районы Москвы в нашем случае бессмысленно. Чтобы продолжать существовать и развиваться, нужно создавать всероссийскую сеть.

Наша бизнес-модель как раз для этого подходит. Я лично отбираю флористов: важно, чтобы они были ЛГБТ-френдли и от них не звучало словечек типа «гомосеки». Они работают в своем магазине: платят аренду, закупают цветы, получают заказы от нас в своем городе и отрабатывают их за процент. При этом флористы в регионах не контактируют с клиентами напрямую.

Я знаю, что одна моя знакомая хотела перехватить эту схему, уточняла, на каких условиях я работаю. Она хотела пойти по регионам со своим цветочным, но не учла тот факт, что регионам она не нужна. У нее стандартный цветочный магазин. Зачем области еще один игрок, если там и без тебя игроков хватает?

Ежемесячные показатели нашего магазина в Москве и регионах выглядят так:

Москва
Регионы

Средний чек, ₽

4000

2500

Количество букетов за месяц

30-35

10-15

Чистая прибыль за месяц, ₽

80 000

5000 — 15 000

Ежемесячные расходы в рублях:

Аренда

20 000

Зарплата флориста

15 000 — 20 000

Зарплата сммщика

15 000

Реклама и таргетинг

20 000

Мы работаем в пяти городах: Москве, Санкт-Петербурге, Самаре, Ростове и Таллине. Питер запустили практически одновременно со столицей. У меня уже был там знакомый флорист, но первый заказ оттуда мы получили только через три месяца после старта. Говорят, это размеренный город, и ему надо время, чтобы включиться. Зато однажды бабушка из Петербурга попросила у нас букет на восемнадцатилетие своей внучки. По нескольким фразам мы поняли, что она позвонила нам неслучайно, и так растрогались, что тут же рассказали (с разрешения) историю нашим подписчикам: вот, мол, как важно, когда тебя принимают в семье. И тут же выяснилось, что речь шла не о внучке: адресат букета родился в женском теле, но определил свой гендер как мужской. Мы, конечно, всё поправили и извинились.

Дальше была Самара: не было ничего сложного в том, чтобы приехать в родной город летом, найти хорошего флориста и договориться о сотрудничестве. Результат — третье место по заказам после столиц: здесь покупают от трех до семи букетов в месяц. Менее востребован сервис в Ростове. Если верить статистике, это более гомофобный город, чем та же Самара. К тому же Ростов небольшой: там можно легко узнать, почему ты сидишь в аккаунте такого цветочного и кому заказал букет.

В начале февраля мы запустились в Таллине, так что теперь можем называть себя международной компанией. Сегодня нас просят прийти в Волгоград, Казань, Сочи. Особенно присматриваюсь к Новосибирску: это второй по толерантности город после Питера. Но опять же, туда нужно лететь и искать френдли-флориста с руками.

Нам важно брать готовых сотрудников. Учить кого-то нет времени. Флорист получает деньги не за то, чтобы я его контролировала, исправляла букеты по фотографии. Нам не хочется, чтобы регионы получали что-то другое, отличное по стилю: если в Москве мы транслируем крутые букеты, а в Самаре собрали что-то криворукое, то клиенты просто будут уходить.

Местные флористы рады делать букеты для нас, потому что они всегда необычные

Заказы в регионах мало отличаются от московских: обычно заказывают букеты мамам, друзьям, извиняются за свои косяки перед любимыми. Но если Москва заелась и здесь флориста не удивишь черным или синим букетом, то области работают по старинке, и когда местные сотрудники получают заказ на букет с крашеными экзотическими листьями, они испытывают флористический оргазм. После последнего букета, который мы собрали в Самаре, наш флорист была просто счастлива, говорила: «Господи, Света, можно выдохнуть, наконец-то не розовые розы в слюде».

Мы сделали пять разных букетов для семьи полиаморов

На флористических курсах учат, что нужно создавать коллекции букетов, одинаковых по составу, форме, цене, а люди будут просто выбирать из того, что есть. Любой флорист в этом случае знает рецепт букета и может его собрать: например, взять три розочки, две хризантемы и четыре ветки эвкалипта. Звучит удобно, но на самом деле в магазинах, особенно в первый год работы, остается много лишнего. Из пачек, в которых может быть и 25 цветов, и 50, нам надо взять всего десять штук. Если у тебя нет постоянного потока людей, которые могут купить остатки, ты остаешься в минусе. Поэтому когда меня спрашивают, почему у меня нет готовых букетов, я отвечаю, что это экономически невыгодно. Считается, что нужно доводить списание до 5-7%, списания выше 20% — симптом бизнес-трупа. У нас этот показатель не поднимается выше 2-3%.

Я поняла, что у нас не будет коллекций, как только определилась с позиционированием. Мы собираем букеты под конкретного человека, и даже если делаем набор, в нем не будет одинаковых композиций. Например, однажды мы сделали сразу пять разных букетов для семьи полиаморов. Правда, по грустному поводу: женщину избили в клубе за внешний вид, и ее подруга заказала букеты сразу всем членам ее семьи в качестве поддержки.

Женщину избили в клубе за внешний вид, и ее подруга заказала букеты сразу всем членам ее семьи в качестве поддержки

Мы всегда собираем информацию об адресате, просим рассказать, какой он, что он любит. Так интереснее: ты каждый раз интерпретируешь новую историю и собираешь что-то новое. Ты не привязываешься к конкретным цветам: клиенту может понравиться что угодно, вопрос только в том, что ты сам ему предложишь.

Я думала, в моем случае 8 Марта будет провальным

Обычно выручка за 6, 7 и 8 марта равна месячному обороту магазина. Я думала, в моем случае эти дни будут провальными: 50% наших покупателей — парни, они друг другу цветов не подарят. Плюс среди наших подписчиков есть феминистки, которые отрицают любые праздники с привязкой к полу.

Тем не менее за четыре праздничных дня нам удалось сделать месячную выручку. 60% этой суммы дали мои соседи по поселку, но остальные 40% — чисто наша аудитория. Заказывали букеты для мамы, любимой девушки, несколько человек обратились за небольшими букетами для коллег. Еще одна девушка заказала цветы самой себе. Средний чек составил 3000-4000 рублей. Был даже один корпоративный заказ: мы сделали 24 небольших букета для мальчиков, которые хотели поздравить девчонок на работе.

30-40% выручки цветочных магазинов приносят корпоративные клиенты. Это стабильные и удобные заказчики: они менее требовательны, часто заранее платят деньги, работают по долгосрочным договорам. Из-за позиционирования Фроз роуз с нами со 100%-й вероятностью не будут сотрудничать никакие компании, особенно государственные. Наш формат всех шокирует, пугает, и неизвестно, кто согласится если не заключить с нами договор, то хотя бы разово купить букеты. В России есть представительства международных компаний, которые лояльно настроены к ЛГБТ, но всё-таки руководители этих представительств русские, и они не будут настраивать рынок против себя. Конечно, хочется поработать с фешн-изданиями, украсить стенды Дольче и Габбана где-нибудь в ЦУМе, но мы знаем, что нам туда дорога закрыта.

Above Gender CAMP — поли-френдли-лагерь для взрослых. Пройдет с 1 по 4 мая в Московской области. В программе — лекции клинического психолога, арт-терапевта и секс-квир-просветительницы, стоимость участия — 21 000 рублей.

Зато у нас возникла идея организовать первый в России ЛГБТ-френдли-лагерь — с лекциями, распорядком дня, обедом и костром. У нас в аккаунте подобралась отличная аудитория, и мы понимаем, что не всем этим людям нужны цветы.

Нам бы хотелось заниматься оформлением свадеб, но пока таких запросов не поступало. В России в принципе мало представителей ЛГБТ, которые празднуют свадьбы, потому что никто не даст им спокойно пожениться в нашей стране. Такие свадьбы проходят в Португалии, Дании, Голландии, где разрешены однополые браки. Там есть компании, которые организуют подобные торжества, и мы планируем с ними сотрудничать.

А теперь — комментарии!

Как ничего не пропустить

Подпишитесь в соцсетях

Публикуем ссылку на статью, как только она выходит. Отдельно даём знать о важных изменениях в законах. Шутим, но не слишком смешно.

Получайте статьи почтой

Присылаем статьи пару раз в неделю, а ещё новостной дайджест и приветы от Модульбанка. Подписываясь, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Момент...
Готово!
Проверьте почту, пожалуйста
Не получилось отправить :-|

А если не хотите подписываться почтой и дружить в соцсетях — ну что ж! Вы можете набирать наш адрес руками в браузере, как в двухтысячном.